Имя
Пароль
Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 02.04.2016, 00:47   #1
шурави
ушёл
 
Аватар для шурави
 
Регистрация: 28.03.2016
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 1,785
Сказал(а) спасибо: 61
Поблагодарили 882 раз(а) в 420 сообщениях
Репутация: 39
По умолчанию Мои досужие труды...

Собственно, начну с чего ни будь короткого, вот например:

Гараж

Гараж, это не просто бетонный бок четыре с половиной на шесть в длинных рядах себе подобных. Это только внешнее и весьма обманчивое впечатление.
С научной точки зрения, это безусловно аномальная зона. Во-первых, аномальна она хотя бы тем, что непонятно почему, но её игнорируют учёные и исследователи паранормальных явлений. Не иначе, как это какая-то самозащита зоны.
А во-вторых и главное, здесь, в зоне гаражей совсем иначе течёт время, намного медленней, чем в остальном мире. Сей факт ваш покорный слуга установил лично и неоднократно. Когда уходил в гаражи по делу, всего на пятнадцать минут и по его ощущениям, то есть, биологическим часам так и было, ну плюс-минус три минуты. Но когда он возвращался домой, то с удивлением узнавал, прошло не менее четырёх часов. Оправдаться неисправностью домашних часов не удавалось. Ехидно улыбающаяся в ночном небе Луна, а когда и две, на корню пресекали эту попытку.
Тем не менее, автор продолжал изучать этот парадокс пространственно-временного континуума, невзирая на угрозу здоровью и семейному спокойствию.
Вскоре удалось выяснить, время в гаражах течет не равномерно избирательно в зависимости от пола индивидуума. Для женщин, эта аномалия там не проявляется вообще, на мужчин же, действует весьма замысловато. Пока занимаешься своим авто, чистишь салон, подкачиваешь колёса, а то и страшно нынче подумать, самостоятельно меняешь масло, ничего не происходит. Но стоит по завершению трудов праведных, решительно сдвинуть в сторону инструмент и запчасти на верстаке, постелить газетку, положить на неё предусмотрительно захваченный из дома бутерброд, термос с кофе, как тут начинается...
Как бы случайно к тебе заглянет сосед по гаражам, спросить отвёртку «под крест», или ключ накидной «тридцать два на тридцать четыре» (и нафига ему такой, у него же «Ока»?), а ты как бы, между прочим, предложишь кофе. Сосед естественно не откажется, ты возьмёшь термос и уберёшь его подальше. После чего, из металлического шкафчика (деревянный не подойдёт, гадские мыши прогрызут дырку и перепортят всю закусь), достаёшь разнокалиберные рюмки сомнительной чистоты, ну и её, эту… бутылку, водки. А что? Имеем право по чуть-чуть, вон сколько полезных дел сделали. Да и не собираемся мы пить всю, по стопочке и по домам.
Сосед «вдруг вспомнил», у него в подвале есть солёные огурцы, прошлогодние правда, но вполне ничего. И пока он бегает ты, найдя кусок более-менее чистой ветоши, пытаешься хоть немного оттереть стопки. Не сильно выходит, ну и ладно, водка продезинфицирует.
Тем временем, возвращается сосед с трёхлитровой банкой огурцов. На первый взгляд и не понять, чего в банке больше, огурцов, или пенициллина? Если бы такие на стол дома поставила жена, ручаюсь, дело бы кончилось разводом, а тут ничего, сойдёт, аномалия однако. Ты наливаешь водку по стопкам, по половиночке (ну мы серьёзно, не собираемся напиваться, повторяю по две-три стопочки и по домам), причём, ввиду разнокалиберности стопок, одна из них назначена «разводящей», то есть, вначале наполняешь её, а из неё вторую стопку.
А сосед тем временем оттёр обрывком газеты пенициллин с огурцов и умудрился аккуратно их порезать, полотном от ножовки по металлу, вечно нож куда-то деётся.
Вздрогнули. Закусили. И начинается самое главное, душевный разговор.
О, душевный разговор в гараже, особая песня. Это вам не балаган «цивильного» застолья.
Ведь там по сути говорят одни женщины, а мужчины только робко пытаются вставить хотя бы слово. И что интересно, стоит только мужчинам удалится в коридор, или на кухню и завести свой разговор, как их междусобойчик ту же пресекут.
Кроме того, в гараже не отвлекает громкая музыка, чрезмерно откровенное декольте сидящей по другую сторону от тебя чужой жены, хозяйка, с настойчивыми предложениями отведать очередной кулинарный шедевр (спору нет, всё божественно вкусно, но сколько можно жрать!). И тебя не тянут танцевать, не одёргивает жена, дабы ты не усадил пятно майонеза на новый свитер.
Так про что душевный разговор? Да о чём угодно, о машинах, погоде, рыбалке, охоте, грибах, машинах, футболе, особенностях аэродинамики полёта мухи, количестве зубов на верхней челюсти коровы. Особое внимание будет наверняка уделено последствиям краха Бреттон-вудских соглашений, ну мало ли на свете проблем которые заботят мужчин. Ну в самом деле, не о домашних же делах говорить.
И главное в душевном разговоре, что вы говорите, а собеседник вас слушает и наоборот. Единственное «неудобство», всё-таки, аномалия, не замечаешь, что стопки наполняешь, то ли пятый, то ли седьмой раз. Да и ладно, мы же ещё совсем трезвые.
Когда в бутылке остаётся примерно треть (неоднократно проверено), на пороге гаража возникнет ещё один сосед и спросит, ну, не важно что, в любом случае смысл сведётся, «А что это вы тут делаете»? Мы народ гостеприимный, приглашаем его к столу, попутно извинившись, что почти всё уже выпили и съели. На что вновь прибывший ответит, ерунда, у него вот «случайно» с собой есть и бутылка, и закуска, пару луковиц плюс основательно зачерствевший хлеб.
Душевный разговор продолжается, темы становятся всё более увлекательными, что не сразу замечаешь, а вас то уже не трое, выпивки прибавилось, да и гараж это не твой. Знакомый, но не твой. Когда переместиться успели, одно слово, аномалия. И только сейчас замечаешь, на улице темно. А ведь когда закончил работу, солнце едва только высказывало намерения спустится к горизонту. Вот и думай, куда девалось время. Пора домой.
Про домашний разговор распространяться не буду. Неинтересно, да и про пространственно временной континуум, там точно не будет.
Следующее, если лицо мужского пола угораздило стать автомехаником (особенно по электрической части), гаражи неизменно будут действовать как зона упоминаемая в романе Стругацких, «Пикник на обочине». В прямом смысле. Ибо если нет намерения оказаться на внеплановом пикнике, в гаражи лучше не заходить. Торопишься домой, лучше гаражи обойди, но не поддавайся соблазну срезать путь. Даже если на первый взгляд там тихо и никого. Но едва опрометчиво углубишься на десять-пятьдесят шагов в эту зону, как внезапно во внешне «мёртвом» гараже распахнуться ворота и весёлая компания, не принимая никаких возражений «пригласит» к столу «уважаемого человека», а что далее, читайте выше.
Но хватит о грустном. Гараж, это сугубо мужская территория. Здесь никто не укажет тебе, что и где должно лежать, стоять, валятся. И не нужно объяснять, что к примеру, сгоревший пылесос вещь необходимая и выбрасывать его не нужно, а потому он хранится на полке. И чего только не хранится на гаражных полках, жаль только, помнишь где и что, от силы процентов на тридцать. А о наличии некоторых полезных вещей и не догадываешься (к водке и закуске это не относиться).
Попытки навести порядок и выбросить ненужный хлам заранее обречены на провал, вы правильно поняли почему, аномалия. Автор трижды пытался выбросить стартер от «Москвича» (зачем он ему, если ездил на «Жигулях»), но неизменно эту железяку обитатели гаражей возвращали ему обратно со словами «Смотри какая штука, тебе сгодится».
То же и с инструментом и мелкими деталями, можно потратить неделю раскладывая, сортируя всё это по полочкам, ящикам, а через три дня, всё это снова в живописном беспорядке на верстаке.
Потому, женщины если и заходят в гаражи, то с неким суеверным страхом. Ещё бы, отовсюду торчат промасленные железки, так и норовящие посадить пятно, порвать колготки. Нет, они лучше на улице подождут.
И что любопытно, в гаражах у женщин напрочь отказывает их хвалёная интуиция. В частности умение находить заначки спиртного. Один мой сосед по гаражам даже не пытался делать это в квартире, все «клады» вскрывались незамедлительно.
Но в гараже… Сколько раз его жена пересилив робость перед гаражом исследовала каждый кубический миллиметр оного помещения и безрезультатно. Причём, вроде все признаки присутствуют, а именно, её муж, двое таких же сотоварищей, у всех глаза хитрющие-хитрющие, но ни спиртного, ни закуски нет. Но только стоило ей покинуть пределы гаражного кооператива, поднимался капот «Волги», снималась крышка воздушного фильтра и прямо там… Короче банкет продолжался.
Мужчине в гараже куда более комфортно чем в квартире, там территория жены и её правила, а здесь он хозяин. Потому он при первой возможности сбегает в гараж, где переодевшись в робу, как рыба в воде. Что там незаконченный ремонт той самой квартиры, мелочи, когда есть куда важнее дела, покрасить ворота, промовилить днище авто, перебортировать колёса, ну и пообщаться с себе подобными.
Но, увы-увы, время неумолимо. Гаражные кооперативы выдавливаются из мегаполисов и на их место приходят чуждые истинному автолюбителю подземные паркинги, где в принципе невозможны душевные посиделки. Да что там говорить и страшно подумать, но уже выросло целое поколение водителей, которые не могут самостоятельно заменить синхронизаторы в коробке передач, а для замены масла обращаются в автосервис.
А жаль, уходит целая эпоха.
Мальчик шурави вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Троллян (22.04.2016)
Старый 02.04.2016, 12:42   #2
шурави
ушёл
 
Аватар для шурави
 
Регистрация: 28.03.2016
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 1,785
Сказал(а) спасибо: 61
Поблагодарили 882 раз(а) в 420 сообщениях
Репутация: 39
По умолчанию

Ещё один короткий рассказик без всякого намёка на ню, который меня самого честно говоря поставил в тупик. Обо это не есть плод долгих и мучительных рассуждений, выстраданного сюжета, а так, набросок в течении десяти минут. Сообщения для темы "байки" на одном из авиафорумов.
Но будучи вброшенной эта байка по непонятным причинам обрела бешеную популярность в сети и многократно цитировалась, а то и шёл перепост под чужими именами, или в качестве вставки в чужую работу.
Вот например, сервер ПРОЗА.РУ (где я и сам обитаю под псевдонимом Стар Лей):
http://www.proza.ru/2015/01/23/1315

Ну и сам рассказ:

Альтернативная история


(Просто выдумка.Монолог)

Обычная средняя школа. По каким-то причинам длительное время будет отсутствовать учитель истории. Чтобы не срывать учебный процесс, принято решение о том, что вести его уроки будут другие преподаватели. Первому провести урок истории выпало преподавателю начальной военной подготовки, полковнику запаса, в прошлом военному лётчику и специалисту по расследованию авиационных происшествий.

* * *
- При входе старшего по званию в помещение подаётся команда «смирно»!
- Вот так, теперь нормально, вольно. Садитесь.
- Ваш преподаватель отсутствует по объективным причинам и сегодняшний урок истории проведу я. Тема нашего занятия...

Полковник спешно пролистывает журнал с планами занятий.
- Ага, мифология древней Греции... Прекрасно!
- Ну, кто нас просветит по этому вопросу...
Полковник надел очки, пять минут изучает классный журнал. Затем со вздохом отодвигает его в сторону и принимается изучать класс. Расплывается в улыбке, заметив ученика, тянущего руку.
- Вот вы, молодой человек, что вы хотите донести до нашего сведенья?
Ученик пытается начать отвечать, но полковник с досадой обрывает его.
- Военно..., курса..., простите, учащийся, прежде чем давать ответ, должен назвать свою фамилию.
Ученик вскакивает, замирает по команде смирно, называет свою фамилию и чётким, строевым шагом выходит к доске.
- Ведь можете, когда захотите, - удовлетворённо произнёс полковник, - Слушаю вас.
Тем же чётким, внятным голосом, ученик пересказывает миф о Дедале и Икаре. Полковник слушает с неподдельным интересом.
- Как, и это всё? - по окончанию ответа ученика воскликнул он.
- Что значит, это всё что было в учебнике, ну-ка, дайте мне его сюда!
Открыв учебник на нужной странице, полковник сначала бегло её прочитывает, затем, хмыкнув, принимается изучать более внимательно, заглядывает на следующие страницы, перечитывает оглавление, и потратив на это дело четверть урока, с досадой отодвигает от себя учебник.
- Ну что взять с этих историков! Тяжелейшее авиационное происшествие с гибелью лётного состава и всего пару строчек! Гуманитарии, одним словом.
- Ах да, вы садитесь, пять, - полковник вспомнил о стоящем у доски ученике, -Материал вы знаете на "хорошо", но за строевую выправку увеличиваю балл.
- А мы с вами, - обратился он к классу, - сейчас подробно разберём этот случай, ликвидируем, так сказать, пробелы в вашем образовании.
Полковник расхаживал взад вперёд вдоль доски. Он явно был сейчас в своей тарелке.
- Итак, что нам известно? Во время перелёта по маршруту остров Крит, и по непроверенным данным, остров Сицилия, - полковник нарисовал на доске два кружочка и прочертил между ними линию, - Произошло авиационное происшествие, по степени тяжести именуемое катастрофой.
- Суть в следующем: ведомый Икар проявил акт воздушного хулиганства, самовольно изменил режим и профиль полёта. В результате чего термическое воздействие на летательный аппарат превысило установленные ограничения, что стало причиной ослабевания его конструкции, ну и далее разрушения. Разрушенный аппарат столкнулся с водной поверхностью, пилот Икар погиб.
- Ведущий Дедал дальнейший полёт по заданному маршруту прекратил и произвёл вынужденную посадку на первую подходящую площадку, то бишь остров, название которого история не сохранила.
- Но, - полковник вновь обратился к классу, - Нас интересует, были ещё какие нарушения лётной работы, прямо, или косвенно способствовавшие развитию аварийной ситуации?
- Если вы вдумчиво прочитаете документ, - полковник кивнул на учебник, - то найдёте немало.
- Первое, - полковник загнул палец, - Вылет не был санкционирован царём Миносом, а это уже само по себе преступление.
- Второе, подготовка Икара была явно недостаточной и велась с нарушениями. Дедал сосредоточился исключительно на лётной практике и упустил теоретическую подготовку.
- Третье, не отрабатывались действия в особых случаях.
- Четвёртое, я не нашёл упоминаний об статических испытаниях летательного аппарата Дедала, не говоря уже о его сертификации по нормам лётной годности ИКАО.
- Пятое, полёт осуществлялся при отсутствии на борту спасательных средств.
- Шестое, руководство группой в ходе перелёта было неудовлетворительным. По сути, ведущий Дедал от своих обязанностей самоустранился и только пассивно наблюдал за эволюциями ведомого Икара.
- Вы что-то хотите сказать, молодой человек? - полковник заметил ученика, отчаянного тянувшего руку.
- Что вы говорите? Перегрев - ошибочная версия? Да-да, с поднятием на высоту температура падает...
- А вы умеете видеть и думать, юноша, - одобрительно сказал полковник, - Я этот факт упустил, похоже, здесь мы имеем дело с сокрытием реальных обстоятельств катастрофы...
- Как ваша фамилия? Ставлю вам твёрдую пять! - полковник наклонился над журналом.
- А двойка у вас за что?
- За то, что вы сказали про восстание Спартака? Что оно проходило под предводительством Романцева? Гм, а под чьим предводительством мог ещё выступать Спартак?
- Кстати, как они вчера сыграли? Два-ноль выиграли? Хорошая новость.
- Ладно, ставлю вам ещё одну пять. Закроем двойку. Негоже такой светлой голове показатели портить. Я надеюсь, что вы, молодой человек, скажете своё слово в истории расследования авиационных происшествий.
Звонок сообщил об окончании урока.
- Одну минуту, - сказал полковник, - Пару слов.
- В целом класс мне понравился, глубокие познания, умение мыслить. Только вот следующий урок будет замещать преподаватель информатики. Что там у него по плану?
Полковник заглянул в тетрадь.
- Ага, падение Трои, как яркий пример того, к чему может привести инсталляция внешне привлекательных, но непроверенных элементов.
- Дерзайте!
Мальчик шурави вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Троллян (22.04.2016)
Старый 16.04.2016, 16:26   #3
шурави
ушёл
 
Аватар для шурави
 
Регистрация: 28.03.2016
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 1,785
Сказал(а) спасибо: 61
Поблагодарили 882 раз(а) в 420 сообщениях
Репутация: 39
По умолчанию

Страшная месть


Догорал, как одинокий уголёк выпавший из печки, короткий зимний день. Но небольшая, почти случайная компания не торопилась покинуть пределы гаражного кооператива и разойтись по домам. Намаявшись за день расчищая вокруг родимых боксов первый снег, мужики тут же отдыхали от трудов праведных. Суббота же, почему и не отдохнуть? Тем более, если есть где, есть под что, а главное, собралась такие уважаемые люди.
Вот и потрескивала негромко берёзовыми поленьями буржуйка, ласковое тепло наполняло гараж, почти домашним уютом, и играли отблески ламп в разлитой по стаканам водке.
Разговор как всегда завязался ни о чем, но постепенно скатился к начавшейся зиме и грядущими с ней проблемам.
- Эх, опять зима, а у меня всё не доходят руки колечки своей «ласточке» подкинуть. Чую, хлебну я горя с запусками по утрам, - тоскливо промолвил тот, кого именовали Петрович, - Бензинчику авиационного бы канистру, да где её взять…
- Не скули, Петрович, принесу я тебе канистру а если хочешь то и две, - оборвал его Витальевич, не давая развивать уже набившую оскомину тему, о бедственном состоянии двигателя его «Жигулей».
- А где же ты его возьмёшь? – опешил от такого поворота событий Петрович.
- Как где возьму? Я же командир эскадрильи на «Аэн два», - кивнул в сторону местного аэропорта Витальевич.
Собравшееся в гараже общество встрепенулось. Нет, аэродром рядом действительно был, но вот в то, что этот человек, непревзойдённый каменщик и обладатель лица которое впору как раз каменщику, а не обладателю романтической профессии, действительно лётчик, как-то не верилось.
- Врёшь… - донеслось из угла.
- Да на, смотри, - Витальевич театральным жестом извлёк из кармана пилотское свидетельство.
Документ пошёл по рукам, послышались удивлённые, восхищённые восклицания, которым кто-то подвёл черту.
- Хорошая у тебя профессия, Витальевич, везде почёт и уважение.
- Да ладно, почёт и уважение, - отмахнулся Витальевич, которому вдруг стало неловко и он даже покраснел, как невеста на смотринах, - Иногда за эту профессию и морду били.
- Это как же?
- Было-было, - владелец пилотского уже совладал со смущением, поудобней устроился на табурете, а на лице засияла полуулыбка человека который погружается в свои, такие далёкие и такие приятные воспоминания.
Забегая вперёд, рассказ, который поведал Витальевич, автор слыхивал несколько ранее и как сейчас говорят, с альтернативной стороны.
Как-то довелось путешествовать в спальном вагоне скорого поезда в компании с одним уважаемым человеком, председателем совхоза.
В процессе длинной череды дорожных разговоров попутчик то и дело сетовал, что вот пора жаркая, а его от дела отрывают дней на десять, путь то до Москвы не близкий.
На вопрос, а почему не самолётом, попутчик только отмахнулся.
- Не могу я самолётом! – выкрикнул попутчик и отвернулся к окну.
Затем, чуть успокоившись поведал причину своей аэрофобии.
Вот так автор и поведёт своё повествование, перемежёвывая воспоминания Витальевича рассказом председателя совхоза, в ту пору передового механизатора.
А Витальевич меж тем начал рассказ.

- Я в то время только Сасовское училище закончил. Как гордился собой! Ходил, на свою тёмно-синюю форму в отражениях витрин любовался. А распределение мне выпало туда, к Алтаю поближе.
Эх и времечко было! – глаза Витальевича мечтательно прикрылись, - Какое там деревенское молоко, сливки, сметана, а главное девки.
- Ты не отвлекайся од темы, - вмешался Петрович, - Хотя, хотя, из-за них попадало?
- Ну да, - согласился Витальевич, - Из-за них самых.
Попал я тогда как водится вторым пилотом на «Ан-два», «химия», грузы, пассажирские перевозки. Мотался по области как неприкаянный, где только не был.
И вот один раз занесло нас в один знатный совхоз. Спецрейс там заказали, группу передовиков на областной слёт доставить. Прибыли под вечер, с ночёвкой. Поужинали, собрались уже на отдых в комнатку, тут же, при диспетчерском домике, как вдруг подходит к нам девушка кассир, залилась румянцем и говорит, - Товарищи лётчики, у нас сегодня по случаю завершения обмолота озимых танцы в доме культуры. Мы, девушки, очень были бы рады вас видеть.
- Спасибо, но я своё оттанцевал, да и жена не поймёт, - отказался мой командир, глубокий старик по моему тогдашнему разумению, аж целых тридцать два года прожил.
- А я пойду, - говорю командиру, - Наше дело холостое.
- Ладно, - он нехотя согласился, - Только смотри там, без приключений.
И ведь гад как воду смотрел!
- Обижаешь, командир, - говорю, - Что я маленький, знаю, что завтра утром в рейс.
На том и порешили. Девушка-кассир, хорошенькая между прочим, радостно визгнула, чмокнула меня в щёку и пулей унеслась из диспетчерской. А я привёл в надлежащий вид свою форму и под неодобрительные сетования командира отправился навстречу развлечениям.
Дом культуры нашёл довольно быстро. Всего-то полтора километра через рощу до посёлка, а там центре и заведение культуры.
Не прошло и двадцати минут, как я переступил его порог.
- Мать честная! – мелькнула мысль, - Вот это «заповедник»! Сколько девушек и одна другой краше. Одеты по-городскому, видно, что следят голубки за модой.
***
- Мы тогда на две недели раньше срока с обмолотом управились, да ещё и урожай рекордный собрали. Председателя и бригадиров к орденам представили и про нас, рядовых механизаторов не забыли. Собрание, премии, потом застолье. И областное начальство расщедрилось, решило в торжественной обстановке передовикам талоны на покупку «Жигулей» вручить, в том числе и мне. По тем временам, событие!
А вечером как водится танцы. Посёлок у нас не из бедных и председатель понимающий, не забывал про молодёжь. Дом культуры в два этажа отгрохал, опять же, инструменты для нашей «ВИА» (вокально-инструментальная группа, устаревшее) закупил. «Бони М», «АББА», всё честь по чести наши пацаны лабали.
Ну мы значится звеном, слегка разогрелись на посиделках и в клуб. А там уже наши крали «цветут и пахнут». Всё шло аки по нотам, как вдруг на тебе, «явление Христа народу». Распахивается дверь и на пороге является этот, лётчик. Синий мундир, фуражка набекрень, белая рубашка при галстуке. Наши девки так и замерли с открытыми ртами. А мы с пацанами в сторонке как обгаженные стоим.
Не успели наши музыканты инструменты в руки взять, как первая красавица Нинка, жена моя будущая, к микрофону подскочила, белый танец объявляет.
***
- Стою я на пороге, слегка ошалелый от богатства выбора, «цветником» любуюсь, а тут бац, белый танец! И прямо через зал ко мне идёт девушка. И какая девушка! Софи Лорен и рядом с ней не стояла. Высокая, стройная, длинные черные волосы волнами на плечи ниспадают. И одета по модному, туфли на шпильках, мини юбка. Идёт так, бёдрами покачивает, а блузка на груди того и лопнет, тесно им там.
- Разрешите пригласить Вас, товарищ лётчик, - подчёркнуто официально говорит, а в глазах чертенята так и играют.
Вышли мы центр зала, прильнула она ко мне так, что я даже через китель жар её тела ощутил. Ну и сам, конечно не терялся, тоже её в объятиях стиснул, танцуем значит, шутки двусмысленные ей шепчу, а руками так вдоль спины, да на талию, и оттуда уже и до попки добрался. Надо сказать, упругой такой, аппетитной попки.
Она хохочет над моими шуточками, а у самой глаза поволокой уже пошли. Ну думаю, ещё немножко и можно место для уединения искать. Я уже так ненавязчиво нашу пару в ритме вальса поближе к выходу направляю и тут как по закону подлости, оборвалась музыка.
***
- Смотрю я, повисла моя Нинка на этом щёголе залётном аки плющ на заборе. Тот её за задницу лапает при всех, а эта дурёха только хохочет, совсем стыд потеряла. Мне бы за такие проделки бы мигом по щекам бы надавала, даром что нас давно уже женихом и невестой кличут.
И, люди добрые, вижу, что этим же дело не ограничится, ещё чуть-чуть и утянет Нинку соколик до ближайшей скирды. Потом этот конечно упорхнёт, а нам-то с Нинкой как после всего этого быть?
Огляделся я по сторонам ища помощи и замечаю, неподалеку Катюха стоит, губы кусает. Она у нас при нашем аэродроме состояла, они с Нинкой по красоте соперницы.
- Так вот кто этого «голубя сизокрылого» сюда приволок, - догадался я, - Хотела покрасоваться да не вышло моя Нинка его у тебя из под носа увела. В это мгновение, я даже возгордился своей Нинкой, и тут Катюху обошла.
Но надо же что-то делать. Протиснулся я к Катюхе, - Выручай говорю, ты же эту кашу заварила.
- А что я смогу сделать? - кошкой зашипела та в ответ, - Смотри как прилипли они друг к другу, сколько я не стреляла в него глазами, всё бесполезно.
- Думай, - говорю, - Ты же у нас авиация.
Вот за что уважал Катюху так это за сообразительность. Не будь Нинки, точно бы на ней женился. И минуты не прошло, как она бросилась на сцену, выдрала микрофон у певички и объявляет.
- Товарищ лётчик, вам нужно срочно явится на аэродром! Санрейс.
Это надо было видеть! Каким он сразу важным стал, от Нинки отстранился, раскланялся. А у той глаза увлажняются, прямо: «на позицию девушка, провожала бойца».
- Ну-ну, - думаю, - Торопись, «герой». А санрейс я тебе сейчас устрою, только повезут на нём тебя.
Метнулся наш лётчик на выход, а я пяток верных товарищей окликнул, да за ним, да наперерез, знаю же какой дорогой пойдёт.
Короче, подловили мы нашего «голубя» на лесной дорожке и «поговорили по душам». Нет, сильно не были, с понятием всё же, но рёбра слегка помяли да фингал под глазом оформили.
***
- Представляете какой облом, только у меня с этой красоткой всё сладилось, как на тебе, срочный вылет. С одной стороны, мой авторитет в глазах красавицы вырос до небес, а с другой, вовсе не упругость штурвала жаждали ощутить мои руки. В те мгновения им хотелось совсем иной упругости.
Но делать нечего, раскланиваюсь с красавицей, несу какую-то ересь о долге, призвании, а она только ресницами захлопала и говорит просто так, без изысков, - Возвращайся, лётчик, я буду ждать…
И было в её голосе что-то такое что у меня даже сердце даже заёкало. Сейчас я бы сказал, что так говорят когда чего-то очень сильно желают, но знают, что это никогда не произойдёт. А тогда, тряхнул головой, словно прогонял наваждение, повернулся и на выход. Бегу к аэродрому, а у самого перед глазами её лицо да слова на уме вертятся. Потому и заметил не сразу, как мне дорогу эта кодла перегородила. Человек двенадцать, не меньше.
Я сначала миром пытался дело решить. Типа, - Спешу я ребята, давайте перенесём выяснение отношений на другое время.
Куда там, один здоровяк, заводила их, в бой так и рвётся, всё про Нинку какую-то лопочет и о его исключительном праве мацать её задницу.
Ох и драка была! Но я отмахался...
Всего-то отделался синяком под глазом, да несколько раз по рёбрам схлопотал.
Прибегаю я в наш номер, а командир возлежит на кровати. Книжицу почитывает.
- Быстро же ты управился, - только и проговорил удивленно не отрываясь от чтения. И вправду, за окном только-только сумерки перешли в темноту.
Потом он таки отложил книгу, взглянул на меня и повторил куда более удивлённо.
- Быстро же ты управился...
Я вскипел, санрейс, а этот лежебока валяется. Меня что ли дожидается самолёт расчехлять, к вылету готовить. Понятно, что я молодой, но какие-то пределы должны быть.
- Что лежишь? – почти ору, - Санрейс же!
- Какой санрейс? – только и спросил командир.
И тут до меня дошло. Связались события в цельную картинку. Понял я, откуда взялся этот санрейс, кто такая Нинка и как случилась эта «неожиданная» встреча на лесной тропинке. Хотел было вернуться туда, где ждала меня та, чьё имя я узнал несколько заочно, но глянул на себя в зеркало и пропало желание враз. Форма перепачкана, погон оторван и что самое неприятное, под глазом багровый синячище наливается. Куда в таком виде... Вздохнул и принялся приводить себя в порядок. Ну, ходя бы форму.
Потом, без особой надежды приложил к глазу пятак и уснул.
***
- Мы потом ещё проследили, в правильном ли направлении «улетел» наш лётчик, в друг опять на танцы захочет? А после как убедились, что всё на мази, сами вернулись. Девки наши уже и забыли про него, только Нинке моей, как вожжа под хвост попала. Но махнул я рукой на её блажь, вспрыснули с пацанами самогонкой «победу» и разошлись по домам спать. В область же завтра.
Утром пришли на аэродром, стоим, посадки в самолёт дожидаемся. Когда глядь, идёт наш лётчик. Важный такой, а у самого фингал на половину физиономии. Кто-то из ребят даже забеспокоился, как же он самолёт поведёт? Но тут из домика вышел ещё один пилот, постарше, посолидней. У нас от сердца и отлегло.
***
- И по утру к самолёту, а там уже пассажиры ждут. На меня зыркают, в кулаке смешки прячут. Я их сразу узнал, хоть и темно было, больше по голосам конечно. Но вида не подаю, стараюсь невозмутимость сохранить, хоте это мне сейчас и не просто.
- Ладно, - думаю, - Сочтёмся.
Командир у меня всё же умница был, едва мы места в кабине заняли, только и спросил, - Они?
Я только кивнул. А там, в салоне, гогочут, думают мне через перегородку не слышно.
Едва взлетели, командир мне штурвал передаёт, - Держи! Только не усердствуй сильно. А то сам после них самолёт отмывать будешь.
Я и не усердствовал. Только всё вспомнил, что мне в училище преподаватели про турбулентность воздуха вещали.
«Ан – два» он и сам по себе как бабочка болтается, а ту я ещё постарался. То над пахотой пройдусь, то над лесочком, а оттуда опять над пахотой, а затем над речкой.
Швыряло нас вверх-вниз всю дорогу. Самого даже укачивать начало. Пару раз порывался в салон выглянуть, да сдерживал себя, опасался, что уступлю жалости. Когда после посадки вышли в салон, как бочку с огурцами угодили. Такой дух стоял да на рассоле замешанный, хоть топор вешай. Понятно чем правили здоровье мои пассажиры поутру. Да и сами такие зелёненькие-зелененькие сидят, не могут поверить в то, что мы уже на земле. Что полёт-то уже кончился.
***
- Погрузились мы в самолёт, сидим, тихонько шуточки про нашего пилота отпускаем, хихикаем. А самого мутит немного, да и моих корешей похоже тоже, после вчерашней самогоночки, лишняя зараза уже была. Оно бы по уму похмелится, да нельзя, к самому же областному начальству едем. Отпились рассольчиком и ладно.
А лётчики меж тем в своей кабине колдуют. Вот мотор чихнул, как дед Прохор от своего самосада, завертелся винт. Рокот, дрожь, ни дать ни взять, моему трактору крылья приделали.
- Ну, ничего, - думаю, - Это даже лучше, привычней.
Я же тогда в первый раз летел... и в последний. Захлопну ли лётчики дверцу в свою веранду, стронулся с места самолёт. Попрыгали немного на кочках и раз, взлетели. Мы к окошкам так и прилипли. А там внизу красотища…
Сначала над деревней прошлись, потом через совхоз. И всё такое маленькое, прямо игрушки. Домики кубики, трактора в аккурат как у моего племянника Митьки. Мелькнуло внизу озеро, где мы за девками подглядывали. Я даже позавидовал лётчикам, мы-то по камышам щемились, а этим вот сверху всё видать. И что обидно, стоило только нашим красавицам нас в камышах учуять, такой визг поднимали, лягушки за километр в тину зарывались. А самолёт над ними пролетит, хоть бы хны, даже срам не прикроют.
Только не долго я красотами любовался. Чую, весь мой вчерашний ужин наружу просится. Оглянулся на парней, дабы понять, вдруг это только со мной одним такая оказия?
Куда там… Все уже давно от окон отвернулись. Кто головой руками обхватил, кто рот зажимает.
Первым Михаил сдался. Крепился-крепился, да потом схватил сидор и прямо на мамкины пирожки да колбаску домашнюю опорожнился. Тут уж мы его примеру последовали, дружно так…
И в таком темпе до самого конца полёта, даже не заметили, как прилетели. Когда стих движок, только тогда поняли всё, кончились наши мучения. Вышли из самолёта, как на свет народились.
Хотелось упасть прямо здесь, на промасленный бетон и целовать его.
Сидора, конечно, выбросить пришлось. В них же только одна самогонка и уцелела, потому что в бутылках. Но тогда нам казалось, что до конца жизни трезвенниками будем, так что выкинули и её. Потом, месяц спустя всё наладилось, с самогонкой. А вот с самолётами так и нет. Не поверишь, даже подходить к ним не могу, блевать тянет.
Нинка моя месяца три как блаженная ходила. Едва рокот самолёта услышит, тайком на аэродром, всё надеялась, что этот прилетит. Она и сейчас на каждый «кукурузник» голову задирает. Шепчет что-то беззвучно, ревную даже!
А потом поняла, что у лётчика таких как она, поди с добрую дюжину будет. Почитай в каждом посёлке по невесте. Успокоилась, одумалась, но тут уж мой черёд был характер показать. Я же к тому времени бригадиром стал, в институт заочно поступил. А мои новенькие «Жигули», цвета морской волны...
Но я не долго нос воротил, для порядка больше. Вскоре и свадьбу сыграли, девочки-близняшки родились, а через годика четыре и сынишка, моя радость и надежда. Небом вот только бредит. Ничего, подрастёт, дурь про авиацию из головы выветрится.
***
- Так-то оно бывает, - подвёл итог своему рассказу Витальевич, - Когда почёт и уважение, а когда и по мордам.
- Да-да, ещё и зазря по мордам, - не удержался от замечания Петрович, - Девку же ты так и не оприходовал. Или таки ещё в тот посёлок летал?
- Нет, не летал… я вообще через месяц на курсы уехал и в те края по окончанию уже не возвращался. Но... - и Витальевич замолчал, уйдя куда-то в свои воспоминания.
У женщин бы после такой вот остановки на самом интересном месте несомненно последует шквал вопросов, но в мужской компании паузы заполняются иначе. Чья-то сообразительная рука подхватила бутылку водки, разлила по стаканам остатки содержимого и оправила опустевшую тару в мусорное ведро. Равнодушно и безжалостно, как отработанную ступень ракеты. Все, словно очнулись, потянулись к стопкам. В конце-концов, не разговоры разговаривать здесь собрались. Что в душу-то мужику лезть? Захочет, расскажет, а на нет и суда нет.
- Ну, за всё хорошее!
***
- Я тогда по Северу уже работал. До командира воздушного судна дорос, хоть всё того же «Ан-два». Хорошие деньги поднимал, но особо за них не держался. Как любой уважающий себя холостяк того времени, старался от жизни всё взять. И вот один раз занесло меня в отпуске в Ялту. А что же это за отдых без курортного романа? Вот я с первого же дня и приступил к поискам подходящей красотки. И не зря же говорят, на ловца и зверь. Иду уже под вечер по набережной, а она на удивление почти безлюдная, ах да, группа какая-то приехало, вот все туда и подались.
Так вот, иду я по набережной, как вдруг навстречу она, как в песне. Не женщина – сказка! И как по заказу одна.
Впору рот от удивления открыть, но я-то уже прожжённый, решительно навстречу. Но чем ближе подхожу, тем сильнее меня какое-то волнение одолевать начинает. Готов поклясться, что знакомы мы с ней, а где и когда не вспомню, как не стараюсь, даже в висках заломило. Как вдруг даже для себя неожиданно, скорее интуитивно выдаю,- Здравствуйте, Нина.
Она остановилась, улыбнулась, - Здравствуйте, лётчик, - вот так, лётчик и говорит, мы же тогда даже и познакомиться не успели.
- Сколько же мы не виделись, Нина? – говорю.
- Шесть лет два месяца и четыре дня!
Я прямо опешил от такой точности. А она смеётся, говорит, математику в начальных классах преподаёт, вот и считает хорошо. В тот день ей как раз девятнадцать исполнилось, а я ей как подарок с небес свалился.
Хорош, однако, подарок…
Что я там дальше плёл, чем оправдывался, уже не помню. Да в этом ли дело? Факт тот, что закрутило, завертело нас, хоть кино снимай…
Да только не могут же отпуска вечно длиться.
Вот однажды я проснулся рано, едва рассвело, рядом она. Нагая, прекрасная, длинные волосы по подушкам разметались, прямо русалка. Смотрю я на неё, любуюсь, себя мысленно кляну, что тогда не вернулся к ней, а ведь хотел, несколько раз порывался, да так и не сложилось. Всё что-то мешало. Короче, принял я решение, что никуда без неё не уеду.
А она как мои мысли почуяла. Проснулась, смотрит ласково, улыбается. Ну, я сразу с места в карьер, типа: жить не могу без вас, Нина, будьте моей женой.
Только погрустнела она как-то сразу, покачала головой и отвечает, - Эх лётчик, лётчик… Сколько дней ты со мной в облаках порхал, а земными делами так и не поинтересовался. Где и как я жила эти годы, что со мной? А я уже мама двух дочек и они очень любят своего папу, мужа моего. И я его люблю, хоть и плохой женой оказалась.
А ты так и остался моими девичьими грёзами, принцем на белом коне. Только нельзя же всё время жить мечтой.
С этими словами она оделась и ушла, только в дверях уже сказала, - Прощай лётчик, спасибо тебе за чудесные дни, - потом на минутку задумалась и добавила, - А знаешь, я с тех пор как «кукурузник» в небе вижу, так мысленно с тобой и здороваюсь.
Больше я её не видел…
- Что же ты её не остановил? Она же надеялась!
- Не знаю! Опешил я от всего.
- Слушай, Витальевич, а не потому ты на «Ан-два» так и остался, что тебе мысленно «здравствуй» говорят?
- Да нет, что ты. Просто нравиться мне этот самолёт. И должность у меня хорошая. Хотя... может и так…
- А всё же ты лихо тех парней укатал, представляю, как им там было, тем более с бодуна. Наверное, на всю жизнь иммунитет против авиации.
- Ну да, жестокая месть была. Но они молодцом с одной стороны держались. Самолёт не запачкали, всё в свой багаж «выгрузили». А запах, так проветрил самолёт и всё.
- У, засиделись мы, - кто-то посмотрел на часы, - Пора по домам.
***
Расходились молча, коротко попрощавшись. Чего зря трепаться на улице?
__________________
Афганистан, некоторые факты

Короче, не хворайте тута.
Мальчик шурави вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Троллян (22.04.2016)
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Текущее время: 09:20. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.5
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot