Имя
Пароль
Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 25.12.2011, 16:22   #1
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
Хорошо Правда Грозного Царя.



Он завоевал Казань и Астрахань — а ему не дали места на памятнике Тысячелетию Руси. Православная церковь вписала его имя в число святых — а его называют маньяком и убийцей. Он за 50 лет своего правления казнил в 8 раз меньше людей, чем французский король Карл IX убил за Варфоломеевскую ночь, — а его объявили величайшим тираном всех времен и народов. Он за всю жизнь ни разу не пропустил церковную службу — а ему приписали убийство св. митрополита Филиппа и собственного сына. О нем лгали при жизни и после смерти. Но настало время очистить память великого русского царя Иоанна Грозного от клеветы.
Первый русский царь Иоанн Грозный скончался более четырехсот лет назад, но имя его и поныне вызывает острый интерес. Одни видят в нем кровожадного маньяка, другие — великого государственного деятеля, третьи почитают его как святого. Сегодня о нем говорят и с кремлевской трибуны, и на церковных соборах. И это не просто так. Вопрос об исторической роли Грозного пари — это вопрос о масти. Сегодня униженная, обескровленная Россия нуждается в железной руке, способной остановить се на краю пропасти. В XVI веке московскому государю удалось не только спасти Русь от гибели, но и превратить ее в великую империю. Каким был этот царь? Что значил он для нашей страны и для всего мира? Найдется ли ныне в России политик, способный воспользоваться идеологическим и духовным наследием Иоанна IV?
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.

Последний раз редактировалось Хемуль; 25.12.2011 в 16:24.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Cedars (25.12.2011), Josic (09.10.2013), Twilight Watch (28.03.2013), Василий Петрович Задов (01.03.2013), Хакан-Рус (25.12.2011)
Старый 25.12.2011, 16:30   #2
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию

Он не был ни святым, ни "кровавым". Обычный политик для того времени. Более гуманный чем большинство тогдашних европейских монархов.

Бурление говн в его адрес происходит не потому, что он был кровавым тираном, а потому, что он был русским царем. Европейского монарха, прошедшего такой же жизненный путь как Иван Васильевич и сделавшего для страны то же самое на западе величали бы достойнейшим правителем своей эпохи, и снимали бы о нем сотни хвалебных фильмов, а не злобные пасквили как о Грозном.
Мальчик Хакан-Рус вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Josic (09.10.2013), Василий Петрович Задов (01.03.2013), Кутузова (16.10.2012), Хемуль (25.12.2011)
Старый 25.12.2011, 16:32   #3
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хакан-Рус
Бурление говн в его адрес происходит
Интересно - современики, которые отзываются о Иване Грозном негативно - аналог современных российских либерстов.
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 16:35   #4
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 84,349
Сказал(а) спасибо: 92,722
Поблагодарили 78,822 раз(а) в 40,318 сообщениях
Репутация: 2132
По умолчанию

ну.. для начала по родословной..

Сын великого князя Московского Василия III и Елены Глинской. По отцовской линии происходил из династии Ивана Калиты, по материнской — от Мамая, считавшегося родоначальником литовских князей Глинских.

Бабка, Софья Палеолог — из рода византийских императоров.

В то же время, по монаршему потомствованию Иоанн Грозный был Рюриковичем
__________________
"Нужно называть вещи своими именами и выкрикивать имена на всех базарах" (с) Конфуций
------- вот для иллюстрации тезиса:
Если персонаж украинец - то это тупой, лживый, фекальномыслящий моральный урод - мразь с полным отсутствием Чести и Совести - при этом нет никакой разницы - российский он украинец, канадский или украинский..
Мальчик Cedars на форуме   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 16:39   #5
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хемуль
Интересно - современики, которые отзываются о Иване Грозном негативно - аналог современных российских либерстов.
Политические конкуренты.
Мальчик Хакан-Рус вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 16:46   #6
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 84,349
Сказал(а) спасибо: 92,722
Поблагодарили 78,822 раз(а) в 40,318 сообщениях
Репутация: 2132
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хемуль
Интересно - современики, которые отзываются о Иване Грозном негативно - аналог современных российских либерстов.

Чтобы далеко не ходить в английской версии Википедии статья о Иване Грозном переводится как Ivan the Terrible, дословно - "Иван Ужасный (Внушающий страх)"

хотя..

Цитата:
Само это слово «Грозный» в том смысле, как мы привыкли понимать его, противоречит истинному значению этого слова. Немцы долгое время затруднялись, как перевести это укоренившееся за Иваном IV прозвище, и переводили «страшный, ужасный» либо «жестокий». Но никогда московские люди его времени не считали его ни ужасным, ни жестоким; они прозвали его «Грозным», но в их устах это слово имело совершенно иной смысл. Подтверждение мы находим в словах самого Грозного из его переписки с Баторием. Последний укоряет Ивана в том, что тот постоянно появляется в сопровождении рынд (телохранителей), даже и пред посланными короля, на что Грозный отвечал ему: «Это чин государский да и гроза, то есть того требует мой сан Государя и то уважение, какое я должен внушать». Из этого мы видим, что слово «гроза» в устах людей того времени означало «уважение». «Грозен Бог, да и милостив», говорили они; значит, эти понятия не противоречили друг другу. В Домострое сказано, что глава семьи должен быть «грозен», то есть внушать к себе уважение. Итак, слово «грозный» означало «внушающий уважение», «уважаемый», если хотите, «строгий», но никак не ужасный и не жестокий.

«Наука и жизнь», 1904 г.
__________________
"Нужно называть вещи своими именами и выкрикивать имена на всех базарах" (с) Конфуций
------- вот для иллюстрации тезиса:
Если персонаж украинец - то это тупой, лживый, фекальномыслящий моральный урод - мразь с полным отсутствием Чести и Совести - при этом нет никакой разницы - российский он украинец, канадский или украинский..
Мальчик Cedars на форуме   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Василий Петрович Задов (01.03.2013), Кутузова (26.09.2012), Хемуль (25.12.2011)
Старый 25.12.2011, 16:47   #7
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию

[IMG][/IMG]


В облике Елены Глинской, реконструированном по черепу, преобладают не монголоидные, а североевропейские черты.
Мальчик Хакан-Рус вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 16:50   #8
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 84,349
Сказал(а) спасибо: 92,722
Поблагодарили 78,822 раз(а) в 40,318 сообщениях
Репутация: 2132
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хакан-Рус
В облике Елены Глинской, реконструированном по черепу, преобладают не монголоидные, а североевропейские черты.
Цитата:
Сообщение от Cedars
т Мамая, считавшегося родоначальником литовских князей Глинских.
дык.. Мамая вообще называли эллинским царем.. Замечу, что много мы еще не знаем в истории Руси.
__________________
"Нужно называть вещи своими именами и выкрикивать имена на всех базарах" (с) Конфуций
------- вот для иллюстрации тезиса:
Если персонаж украинец - то это тупой, лживый, фекальномыслящий моральный урод - мразь с полным отсутствием Чести и Совести - при этом нет никакой разницы - российский он украинец, канадский или украинский..
Мальчик Cedars на форуме   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 17:10   #9
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 84,349
Сказал(а) спасибо: 92,722
Поблагодарили 78,822 раз(а) в 40,318 сообщениях
Репутация: 2132
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хакан-Рус
Политические конкуренты.

ага-ага


Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею. (1875) — Государственный Русский музей.


автор: Алекса́ндр Дми́триевич Лито́вченко (14 (26) марта 1835, Кременчуг, Российская империя — 16 (28) июня 1890, Санкт-Петербург, Российская империя) — российский исторический и религиозный живописец, академик Императорской Академии художеств, участник «бунта четырнадцати», один из учредителей Санкт-Петербургской артели художников
__________________
"Нужно называть вещи своими именами и выкрикивать имена на всех базарах" (с) Конфуций
------- вот для иллюстрации тезиса:
Если персонаж украинец - то это тупой, лживый, фекальномыслящий моральный урод - мразь с полным отсутствием Чести и Совести - при этом нет никакой разницы - российский он украинец, канадский или украинский..
Мальчик Cedars на форуме   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 25.12.2011, 17:35   #10
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 84,349
Сказал(а) спасибо: 92,722
Поблагодарили 78,822 раз(а) в 40,318 сообщениях
Репутация: 2132
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Хакан-Рус
Политические конкуренты.

кстати, смотрите что забавно:

Цитата:
Упорно носился слух о его гомосексуальной связи царя с молодым красавцем опричником Фёдором Басмановым, и князь Дмитрий Оболенский-Овчина даже открыто упрекал этим Басманова, за что и поплатился жизнью. При этом следует отметить, что гомосексуальные наклонности были видимо наследственными: ярко выраженным гомосексуалистом был, по свидетельству Гербертштейна, и его отец Василий III
смотрим на ФИО автора и тему которую он муссирует..

Лев Самуилович Клейн, Иван Грозный и содомский грех. (фрагмент книги: "Другая сторона светила: Необычная любовь выдающихся людей. Российское созвездие"
тут

Даже Гастелло звать не нужно
__________________
"Нужно называть вещи своими именами и выкрикивать имена на всех базарах" (с) Конфуций
------- вот для иллюстрации тезиса:
Если персонаж украинец - то это тупой, лживый, фекальномыслящий моральный урод - мразь с полным отсутствием Чести и Совести - при этом нет никакой разницы - российский он украинец, канадский или украинский..
Мальчик Cedars на форуме   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Brianskiy (11.04.2016), Василий Петрович Задов (01.03.2013), Хемуль (25.12.2011)
Старый 26.12.2011, 00:43   #11
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Cedars
кстати, смотрите что забавно:



смотрим на ФИО автора и тему которую он муссирует..

Лев Самуилович Клейн, Иван Грозный и содомский грех. (фрагмент книги: "Другая сторона светила: Необычная любовь выдающихся людей. Российское созвездие"
тут

Даже Гастелло звать не нужно
Ну Льву Самуиловичу видать виднее было
В своей книге "Евреи и талмуд" Флавиан Бранье пишет следующее:

Цитата:
Во всем мире, за кулисами всех попыток нравственного развращения в
области литературы и искусств, вы опять наталкиваетесь на евреев
. Наконец,
евреи постоянно служат шпионами против всех государств, неосторожно
давших им убежище. Эта грандиозная работа развращения и разрушения,
последовательно проводимая евреями в течение веков
, ставит перед нами знак
вопроса, который до сего времени не разрешен
Так, что тут вполне понятно откуда уши торчат.

Ну и еще для общего ознакомления продолжение выше приведенной цитаты:

Цитата:
Действительно, эти самые евреи, которых современные обстоятельства,
также, как и прежняя история, являются столь чуждыми идеалу, нами
чтимому, эти евреи, не понимающие величая вне ненависти, смелости вне
грабежа и удовлетворения вне грязи, потоками разливаемой вокруг них -
тем не менее являются прямыми потомками евреев первых веков, которых
Божественный Промысел избрал среди всех племен, дабы создать из них
избранный народ Божий. Эта религия Мессии, последователей коей они
теперь преследуют, распяв самого Спасителя, та самая, которая питала
надеждой их отдаленных предков, единственных из среды всех народов,
получивших "обетование": и Авраам вздрогнул от радости при мысли
увидеть Искупителя.
Каким образом золото обратилось в свинец? Как мог "народ Божий"
обратиться в народ проклятый? Каким образом евреи, жившие в течение
стольких веков в ожидании Искупителя, распяли его, как только он появился
среди них? Как могли те, чьи отцы получили на Синае десять заповедей
завета любви и справедливости, заменить их законом ненависти, убийства и
грабежа, руководящим ими в настоящее время и называемым Талмудом?
Мальчик Хакан-Рус вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 26.12.2011, 00:48   #12
чемберлен
VIP
 
Аватар для чемберлен
 
Регистрация: 27.11.2009
Адрес: Киев
Сообщений: 10,397
Сказал(а) спасибо: 9,164
Поблагодарили 13,963 раз(а) в 5,492 сообщениях
Репутация: 2801
По умолчанию

мало кто знает, но его ясак (налог на пушнину) был отменен только лет 15 назад в России
__________________
В дні сумнівів, в дні обтяжливих роздумів про долі моєї батьківщини, - ти один мені підтримка і опора, об велику, могутню, правдиву і вільну російську мову!
Мальчик чемберлен вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 26.12.2011, 00:58   #13
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от чемберлен
мало кто знает, но его ясак (налог на пушнину) был отменен только лет 15 назад в России
А до этого демократия была сцуко в опасности. Чуть не дотянулся таки тиран Грозный
Мальчик Хакан-Рус вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 28.12.2011, 05:36   #14
Wanderer
VIP
 
Аватар для Wanderer
 
Регистрация: 09.10.2010
Сообщений: 4,954
Сказал(а) спасибо: 179
Поблагодарили 4,007 раз(а) в 1,832 сообщениях
Репутация: 337
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Cedars
Чтобы далеко не ходить в английской версии Википедии статья о Иване Грозном переводится как Ivan the Terrible
Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем )))
Мальчик Wanderer вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 31.12.2011, 09:11   #15
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию

Самый верный способ не допустить Русского Воскресения — опорочить те идеи, которые двигали русским народом в период создания имперского государства, опорочить результаты тех титанических трудов, которые принесли славу и могущество России, опорочить того национального вождя, который возглавил движение русского народа к победе над его внешними и внутренними врагами — царя Иоанна Грозного.

Именно на это направлены уже более двухсот лет усилия историков, публицистов и журналистов либерального (в самом широком смысле данного слова) лагеря. Правда, до начала XIX века только отъявленные ренегаты, в основном из числа эмигрантов (вроде князя Курбского да Григория Котошихина), осмеливались порочить Грозного царя.

Однако все изменилось с появлением творений Карамзина. Митрополит Иоанн (Снычев) писал о них так: «Начиная с Карамзина, русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные гости, не делая ни малейших попыток объективно и непредвзято разобраться в том, где добросовестные свидетельства очевидцев превращаются в целенаправленную и сознательную ложь по религиозным, политическим или личным мотивам. В наше сознание внедрен образ кровожадного и безнравственного тирана, убивающего своего сына».

Действительно, усилиями Карамзина в обществе восторжествовал взгляд на Иоанна IV как на некое кровожадное обезумевшее чудовище. Сам историограф Государства Российского сделал для того все возможное. «Без главы о Иване Грозном, — писал Карамзин в одном из своих писем, — моя история будет как павлин без хвоста». И потому раскрашивал этот «хвост» самыми мрачными красками. «Волосы вставали у меня дыбом», — вспоминал граф А. К. Толстой о своем знакомстве с посвященным царю Иоанну томом из «Истории» Карамзина. И вскоре, под впечатлением от прочитанного, он написал по его мотивам своего «Князя Серебряного». Одно сочинительство вызвало к жизни другое. Так творились мифы.

Знаменитый церковный историк Н. Д. Тальберг говорил, что Карамзин буквально ненавидел Грозного царя. Литературовед И. И. Векслер отметил, что «История» Карамзина более тяготеет к художественной интерпретации, чем к точному и беспристрастному историческому анализу. Известный критик-демократ В. Белинский писал, что «главная заслуга Карамзина, как историка России, состоит не в том, что он написал истинную историю России, а в том, что он создал возможность в будущем истинной истории России».

Верно подмечено, что сочинение Карамзина более художественное произведение в стиле сентиментализма, нежели исторический труд. Однако это еще полбеды. Беда в том, что человек, получивший звание официального историографа Государства Российского, был болен тяжелой формой русофобии.

Посчитав, что уже отдал долг Родине, Карамзин в 18 лет (!) вышел в отставку с государственной службы и сошелся с масонами. С того времени Карамзин — член масонской «Ложи Златого Венца», человек, весьма близкий к известным деятелям русского масонства. По словам доктора исторических наук Ю. М. Лотмана, «на воззрения Карамзина глубокий отпечаток наложили четыре года, проведенные им в кружке Н. И. Новикова. Отсюда молодой Карамзин вынес утопические чаянья, веру в прогресс и мечты о грядущем человеческом братстве под руководством мудрых наставников».

Добавим к этому — и презрение ко всему русскому: «…Мы не таковы, как брадатые предки наши: тем лучше! Грубость, народная и внутренняя, невежество, праздность, скука были их долею в самом высшем состоянии: для нас открыты все пути к утончению разума и к благородным душевным удовольствиям. Все народное ничто перед человеческим. Главное быть людьми, а не славянами» (Карамзин Н. М. Письма русского путешественника). Ничто родное не трогает душу столь сентиментального в иных случаях «русского Тацита». Прогуливаясь вдоль кремлевской стены, он мечтает о том, как хорошо было бы ее снести, дабы она не портила панораму…

В то же время Карамзин преклоняется ниц перед иностранными тиранами, с многими из которых он познакомился лично во время путешествия по Европе. В издаваемом Карамзиным журнале «Вестник Европы» (№ 2 за 1802 г.) можно прочесть: «Бонапарте столь любим и столь нужен для счастия Франции, что один безумец может восстать против его благодетельной власти». Декабрист Николай Тургенев вспоминал о Карамзине: «Робеспьер внушал ему благоговение…»

И это о людях, утопивших Европу в крови! Вот описание революционного Парижа сентября 1792 г. французским историком Тэном: «Неизвестно в точности, кто отдал приказ или внушил идею опустошить тюрьмы посредством избиения заключенных. Был ли то Дантон или кто другой — все равно… Во время самого совершения убийств не прекращалось веселье; танцевали вокруг трупов, устанавливали скамьи для «дам», желавших видеть, как убивают аристократов. При этом убийцы не переставали выказывать совершенно специфическое чувство справедливости. Один из убийц заявил трибуналу, что дамы, сидящие далеко, плохо видят, и что лишь некоторым из присутствующих выпадает на долю удовольствие бить аристократов. Трибунал признал справедливость этого замечания и решено было осужденных медленно проводить между шпалерами убийц, которые будут бить их тупым концом сабли, чтобы продлить мучения. Они кромсали совершенно обнаженные жертвы в течение получаса и затем, когда все уже вдоволь насмотрелись, несчастных приканчивали, вскрывая им животы…

Так, перерезав от 12 000 до 15 000 врагов нации, толпа немедленно подчинялась новому внушению. Кто-то высказал замечание, что и в других тюрьмах, там, где сидят старые нищие, бродяги и молодые арестанты, много находится лишних ртов, от которых недурно было бы избавиться; притом ведь между ними, несомненно, должны существовать и враги народа… Такие доводы показались настолько убедительными толпе, что все заключенные были перебиты гуртом, и в том числе около пятидесяти детей в возрасте от 12 до 17 лет, «которые ведь также могли со временем превратиться во врагов нации, поэтому лучше было отделаться от них теперь же».


Благоговея перед вдохновителями этого революционного террора, Карамзин между тем обличает «террор» самодержавный. Как видно, двойные стандарты возникли не сегодня. Но фальшь карамзинских сочинений уже тогда вызвала отвращение у многих.


В. Г. Манягин
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.

Последний раз редактировалось Хемуль; 31.12.2011 в 09:20.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Cedars (01.01.2012), Kingdiamond (31.12.2011), Василий Петрович Задов (01.03.2013), Хакан-Рус (31.12.2011), чемберлен (31.12.2011)
Старый 31.12.2011, 19:19   #16
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию

На протяжении двух столетий не затихает полемика с последователями Карамзина, которых, к сожалению, достаточно и среди церковных, и среди светских историков: митрополит Макарий (Булгаков), А. П. Доброклонский, А. В. Карташев, М. М. Щербатов, М. П. Погодин, Н. Г. Устрялов, Н. И. Костомаров, Д. И. Иловайский, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов, С. Б. Веселовский. Из советских историков — противников царя Иоанна можно назвать известного (и весьма компетентного) ученого Р. Г. Скрынникова, Зимина и Хорошкевич, Кобрина, С. О. Шмидта. По форме объективную, но, по сути, антицарскую позицию занимает в своих книгах Б. Н. Флоря. Все они, так или иначе, склоняются к негативной оценке личности царя Иоанна Грозного.

С другой стороны, и тех ученых, которые противостояли огульному очернительству державной политики Иоанна Грозного, было немало. В той или иной мере к таковым можно отнести Н. С. Арцыбашева, И. Е. Забелина, Е. Е. Голубинского, К. Д. Кавелина, К. Н. Бестужева-Рюмина, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. А. Мей, А. И. Сумбатова, Р. Ю. Виппера. В сталинский период, благодаря личным симпатиям Иосифа Виссарионовича к царю Иоанну, появилась возможность публиковать объективные исторические работы о Грозном. В частности, можно отметить труды историков С. В. Бахрушина и И. И. Смирнова.

Однако после начала хрущевской «оттепели» правда о царе Иоанне вновь оказалась под запретом. И только после 1991 г. стало возможным открыто заявлять по спорному вопросу точку зрения, отличную от официозной. Сегодня, как уже говорилось, вокруг наследия царя Иоанна IV идет ожесточенная борьба.

Показательным примером ее можно назвать попытку (2005 г.) установить памятник царю Иоанну в г. Любим Ярославской области. Местная администрация согласилась оплатить расходы но проектированию и установке монумента, а за его создание взялся сам Зураб Церетели. Идею установки памятника поддержали и жители города.

Однако решительный протест по этому поводу высказала Ярославская епархия РПЦ МП и лично архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл, который в своем послании губернатору, областному прокурору и главному федеральному инспектору потребовал не устанавливать памятник царю Иоанну IV. Причиной стал абсолютно надуманный предлог, будто установление памятника Грозному приведет «к самым непредсказуемым последствиям, ухудшит криминогенную ситуацию в районе» и может стать «дестабилизирующим фактором».

Такая позиция высокопоставленного церковного иерарха удивительна только для тех, кто «не в теме». Среди многих архиереев РПЦ царят антимонархические настроения, популярные еще со времен февральской (1917 г.) революции, когда почти все представители православного священноначалия приветствовали «новую жизнь» без царя, ожидая некой свободы. Урок послереволюционных гонений явно не пошел им впрок, и они по-прежнему видят главную для себя опасность не в гонениях от безбожной власти, а в по-отечески строгой руке помазанника Божия. Можно назвать, например, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации, который выступил на Архиерейском Соборе РПЦ МП (октябрь 2004 г.) с развернутой, но беспомощной критикой сторонников державной политики Иоанна Грозного.

Позицию цареборцев в Русской Православной Церкви поддерживают Александр Дворкин, Владислав Петрушко, прот. В. Цыпин, диакон Андрей Кураев, архимандрит Макарий (Веретенников) и многие другие, «имя им легион».

Неспособные к честной дискуссии, ограниченной рамками фактов, они распространяют свое неприятие самодержца на всех тех, кто сегодня не спешит покорно послушествовать их клевете, а стремится иметь свой, православный, патриотический, русский взгляд на историю Великой России и на роль в ней первого русского царя — помазанника Божьего Иоанна Васильевича Грозного.

Присвоив себе право говорить от имени «полноты» Православной Церкви, эти господа начинают вместо спокойного и научного исследования поиск «раскольников» и «сектантов», пытаясь натравить на всех им неугодных не только церковные, но и светские власти, для чего развешиваются ярлыки типа «ереси царебожничества», измышляются несуществующие «требования канонизации» царя Иоанна. В ход идут клички вроде «религиозных экстремистов» и даже «православных ваххабитов».

«Идея такой канонизации — провокационная», — вновь и вновь, как заклинание, повторяют современные цареборцы. Конечно, это провокационная идея! Ими самими выдуманная, ими раздуваемая, ими насаждаемая в умах доверчивых людей. Никто из выступивших в печати исследователей — сторонников царя Иоанна Грозного и не думал ни «требовать», ни просить о его канонизации. Да и зачем? Из церковных документов известно, что царь еще три столетия назад прославлен как местночтимый святой.

В фарватере вышеназванных церковных и светских исследователей идет множество других, весьма активно подвизающихся на ниве цареборчества авторов, в том числе журналистов и публицистов, таких, как Э. Радзинский, Б. Кнорре, С. Бычков (не путать с Русланом Бычковым), А. Крылежев, С. Чапнин и пр.

Лучше всего отношение «научного мира» к Иоанну Грозному иллюстрирует следующий пример.

Несколько лет назад в Александровой слободе (музее, значительная часть экспозиции которого посвящена царю Иоанну Грозному) в одной из палат на стене находилось описание обряда венчания Царя со своей N-ной «женой». На просьбу сделать копию данного «документа» заведующая музеем дала совершено сногсшибательный ответ: «Понимаете, от XVI века сохранилось очень мало письменных источников. Поэтому мы взяли описание брачного обряда XVII века и использовали его. Ведь обряд за сто лет не изменился…»

Но в табличке на стене ясно говорилось о том, что это описание свадьбы Ивана Грозного, и даже указывалось, на ком… И никого не волновало, что для любого экскурсанта такая филькина грамота послужит «научным доказательством» и царского «многоженства», и «некомпетентности» тех, кто пытается очистить образ царя от потоков нечистот, которые лили и льют на него «компетентные» историки. Иначе говоря, для самих научных сотрудников, в случае, когда речь заходит о царе Иоанне Грозном, подобное пренебрежение историческими фактами и введение в заблуждение «простого» посетителя музея (либо читателя книги) является нормой.

Первым из наших современников, кто попытался разорвать паутину лжи, сплетенную вокруг личности и дел Грозного царя, был приснопамятный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев, †1995)» один из самых почитаемых за свое благочестие и любовь к России иерархов Русской Православной Церкви, доктор исторических наук, автор нескольких книг по церковной и светской истории.

Его известный труд «Самодержавие Духа» (1993 г.) — книга, посвященная истории Русской государственности в свете учения о симфонии светских и духовных властей. В ней митрополит Иоанн бескомпромиссно встал на защиту царя Иоанна Васильевича, посвятив ему две главы и написав, в частности о царе следующие слова: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Это евангельское изречение, пожалуй, точнее всего передает суть многовекового спора, который ведется вокруг событий царствования Иоанна Грозного… Не было никакого «тирана на троне». Был первый русский царь — строивший, как и его многочисленные предки, Русь — Дом Пресвятой Богородицы и считавший себя в этом доме не хозяином, а первым слугой».

Владыка Иоанн собрал тогда под свое крыло многих из тех, кто в конце 90-х годов прошлого века и в начале нашего продолжил его труды по очистке русской истории от либеральных и западнических наслоений. Среди них можно указать таких известных ныне в православно-патриотической среде историков и публицистов, как К. Душенов, С. Фомин, А. Хвалин, Л. Болотин.

В октябре 2002 года в Москве прошла конференция «Исторические мифы и реальность», посвященная, в том числе, и различным аспектам истории царствования Иоанна Васильевича Грозного. Конференция была организована по благословению весьма почитаемого в Православной церкви старца Николая (Гурьянова). Известно, что он не только положительно отзывался о царе Иоанне IV, но и имел в своей келье его икону.

Конференция стала смотром патриотических сил России, в ней приняли участие известные православные историки, публицисты, писатели и общественные деятели: диакон Евгений (Семенов), Т. Миронова, С. Фомин, Л. Болотин, А. Хвалин, И. Евсин, В. Саулкин, Ю. Самусенко, А. Сенин, В. Осипов (не путать с профессором А. Осиповым!) и многие другие. Среди тех, кто продолжает труды свт. Иоанна (Снычева), можно назвать таких разных людей, как политолог С. Шатохин, глава православных хоругвеносцев Л. Симонович-Никшич, игумен Алексий (Просвирин), юрист В. Ерчак (Белоруссия), канд. ист. наук Н. Н. Скуратов, историк и канд. филос. наук Н. И. Виноградов.

Поэтому попытка механически соединить в некое единое маргинальное движение и загнать в социальную резервацию столь широко представленные, но весьма различные слои патриотической общественности была заранее обречена на провал.

Как замечает один из «наблюдателей» со стороны антицарского лагеря Б. Кнорре, «…жизнь показывает, что почтение к фигуре Ивана Грозного растет в обществе не только на периферии российской политики… Фигура Грозного становится все более заметной в общественно-политическом пространстве, причем с явной положительной переоценкой, в особенности, когда нужно подчеркнуть имперскую сущность России и указать на пагубность для России «ненавистного сепаратизма».

Действительно, с начала 2000-х годов различные общественные и политические движения все чаще говорят о необходимости пересмотра в сторону положительной оценки идейного и политического наследия Иоанна Грозного.

Так, одной из партий, которые декларируют обращение к опыту Грозного царя для возрождения современной России, является «Международное евразийское движение» Александра Дугина, указывающего на необходимость создания параллельной иерархии и элиты в виду загнивания ныне существующей. По его мнению, эта иерархия должна представлять собой «Русский Орден» новых опричников.

Появляются и статьи светских авторов, которые (без обращения к религиозным аспектам) дают высокую оценку правлению царя Иоанна Васильевича. Такова, например, статья политолога М. Брусиловского «Грознодицея» в которой он крайне положительно оценивает правление Иоанна Грозного как победителя сепаратизма, основателя империи, которая смогла устоять в период смуты.

Как показывает история с установкой памятника царю в Ярославской области, отношение к Иоанну Грозному меняется уже и в органах государственной власти, пусть и низового уровня. Вряд ли подобное происходит случайно, скорее, является осознанием как гражданским обществом, так и представителями власти необходимости противостоять разрушительным, антигосударственным и антинациональным тенденциям и использовать для этого имеющийся положительный опыт прежних веков.

«Выходит, — печально заканчивает свою статью Б. Кнорре, — что помимо «церковного формата» складывающегося культа Грозного, опричные симпатии отвоевывают себе все больше пространства и в светском российском обществе. Глорификация Ивана IV бытует не только в среде националистических маргинальных групп, но проявляет себя уже и на вполне официальном уровне, в среде политической элиты, как показывает ситуация с памятником. В общем «тропа» к Ивану Грозному в России «не зарастет», а скорее, будет в ближайшее время еще больше «расчищена»…»

Что тут скажешь? Аминь!

В. Г. Манягин
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.

Последний раз редактировалось Хемуль; 31.12.2011 в 19:21.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 21.09.2012, 23:54   #17
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию Опасная история. Тайные корни русской Смуты

Как готовили падение Москвы её геополитические противники.

Смута была чудовищной социальной и военной катастрофой, взорвала Русскую державу, опрокинула её в хаос. Но историки до сих пор спорят о причинах бедствия и не находят ответа. Одни пытаются опереться на теории классовой борьбы, другие строят рассуждения о неких загадочных особенностях русской психологии, третьи вспоминают климатические факторы: неурожай, голод. Хотя все эти поcтроения легко опровергаются – голод бывал и раньше, но не приводил к таким последствиям. В схемы революций Смута никак не вписывается, а «психологические» объяснения получаются просто предвзятыми.

Но картина оказывается куда более определённой, если искать подлинные истоки Смуты не в XVII, а в XVI в.

В правление Ивана Грозного, первого государя, коронованного и помазанного на царство, Россия громко заявила о себе всему миру. Были присоединены Казанское и Астраханское ханства, русские утвердились на Северном Кавказе, открыли пути в Сибирь. На службу царю перешли донские, терские, волжские, яицкие, днепровские казаки. Государевы армии разгромили хищный Ливонский орден, Москве покорилась значительная часть Эстонии и Латвии. Русские корабли вышли на просторы Балтики, повезли за границу отечественные товары.

Эти успехи крайне встревожили Европу. Вмешались Литва, Польша, Швеция, Дания. Западные державы подтолкнули к войне Османскую империю. А в России один за другим стали возникать боярские заговоры, и их нити явственно тянулись за границу. Однако и новые враги не сумели сломить нашу страну. Русские полки наголову громили литовцев и шведов, а московская дипломатия перессорила их между собой. Огромная татарско-турецкая армия полегла в битве при Молодях. А изменников вылавливали, отправляли на плаху или в ссылки.

Но на Западе существовали силы, способные централизовать борьбу против России и вывести её на иной, более высокий уровень. Во второй половине XVI века католицизм находился в пике своего могущества и активности. За Ватиканом стояли крупнейшие банковские дома Европы: Фуггеры, Медичи, Сакетти, Барберини и др. На Тридентском соборе латинское духовенство разработало и приняло программу Контрреформации – наступления на иноверцев. С 1540 году наращивал и совершенствовал свою деятельность орден иезуитов – первая в мире профессиональная международная спецслужба, раскинувшая сети на разные континенты.

http://nerukopozhatner.livejournal.c...58.html#cutid1
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Cedars (17.10.2012), Василий Петрович Задов (01.03.2013), чемберлен (22.09.2012)
Старый 22.09.2012, 16:10   #18
Ventcouvert
Превед!
 
Регистрация: 19.09.2012
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Репутация: 0
По умолчанию Подскажите пожалуйста!

Ну не знаю... я читал в другом посте, писали совсем обратное.
Ventcouvert вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.10.2012, 20:13   #19
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию ИВАНОВЫ ГОДЫ (1)

Интересные статьи про Иоанна Грозного выложил Вершинин. Мне понравилось, предлагаю к вниманию.

Давно хотел написать об опричнине. А никак не получалось. И не мог понять, почему. Но потом понял. Дело в том, что опричинина, сама по себе. просто часть жизни Ивана, не рассказав о которой, к теме никак не приступить. Ежели же рассказывать, то получится уже повествование не о "кровавом тиране", а о хорошем и мудром человеке, стойно Ричарду III, Годунову, Макбету или Нерону, облоганном посмертно по политическому заказу. А это всяко интереснее. Только, как бычно, прошу учесть: ликбез - не исследование. Это всего лишь максимально краткое изложение точных фактов в их логической последовательности, с учетом труда десятка подлинных исследователей, прилежным эпигоном которых выступаю я, позволяя себе разве что дополнить их выводы толикой своих соображений...


Не думаю, что есть смысл брать старт с самого начала. Ну да, трудное детство, без отца, маму отравили, самого обижали всяко, комплексы копились, мятеж в Москве нервы сорвал, но все это, как известно, не помешало Ване парнем хотя и импульсивно-жестким, крови не боявшимся (а кто ее тогда боялся?), но, в принципе, не хуже и не лучше прочих. Так что, пожалуй, начнем не с детских лет, а с общеизвестной «карамзинской» схемы. Жил себе поживал на Москве юный царь Иван, имел «избранную раду» друзей (аристократ Андрей Курбский, друг детства, братья Адашевы, - родом попроще, - хват Алексей и храбрец Данила, да интеллектуал поп Сильвестр), жену Анастасию, умницу-красавицу, старого учителя, митрополита Макария, они на него хорошо влияли, он их слушался во всем, и все было хорошо. Аж до начала Ливонской войны. А потом вдруг, после смерти жены, «усмирявшей» злой нрав мужа, взбесился, и пошел рубить головы всем подряд – и боярам-княжатам, невзирая на заслуги, и бывшим друзьям. Став сперва «Грозным», а затем и «Безумным». И вообще, тираном. Странно как-то это самое «вдруг». Вот и давайте разберемся.

Прежде всего, совершенно ясно: первая кошка пробежала между царем и его «ближним кругом» чуть ли не сразу после присоединения Поволжья, и суть разногласий была предельно проста: что дальше? В том, что приостанавливать экспансию нельзя, все были вполне согласны. Россия была на подъеме, готова и к усилиям, и к рывку, имела войска, деньги, припасы, короче говоря, все, что нужно для реализации самых обширных планов. Вопрос заключался в том, какое направление избрать. Вариантов было ровно два: продолжать движение на юг, в направлении Крыма (а чем он лучше Казани и Астрахани) или развернуться на запад, в Ливонию, и логика была в любом из решений.

Крым, безусловно, досаждал. Крым тревожил набегами богатые южные вотчины, и это злило боярство, считавшее, что хана пора прижать к ногтю, благо, после Казани, Астрахани и Ногаев дело казалось не слишком сложным. Более того, покончить с Крымом означало присоединить к России богатейшие земли Дикого поля, - то есть, опять-таки округлить вотчины бояр, а кроме того, и государственные земли, сняв необходимость частичных конфискаций земли у вотчинников (о чем Иван поднимал вопрос еще раньше, на Стоглавом соборе). Короче говоря, очень богатая идея и очень вкусный приз. Однако и куда более мощный, нежели Казань с Астраханью, многолюдный, хорошо организованный, и тем более опасный, что за его спиной маячила Порта, - на тот момент самая сильная и очень агрессивная держава мира.

С другой стороны, досаждала и Ливония. Орден, имея в активе договор с Польшей, вел себя предельно нагло, задолжал дань аж за полвека (в 1502-м по договору обязался платить, но не выплатил ни копейки), а главное, мешал реализовывать государственные проекты (например, в 1548-м под страхом смерти развернули назад более сотни специалистов разных профилей, нанятых Иваном в Германии). И плюс ко всему, обнулить Орден (это общеизвестно) означало бы получить полноценный выход к морю, с ухоженными портами, причем, формально «возвращая отчины и дедины», отнятые когда-то немцами и шведами. А самое главное, в это время всем уже было понятно, что Орден поражен системным кризисом и находится на грани распада. Промедлить с «западным» вопросом означало бы отдать Прибалтику в куда более сильные руки, получив на границах новых, опасных врагов.

С точки зрения геополитики, ясен пень, важнее был Запад. Крым грабил, кусал, но не более того, и Турция, занятая войной с персами и Империей, особо не докучала, а вот Ливонии вот-вот могла начаться Большая Игра, и царь, судя по его действиям, это прекрасно понимал. Зато у думных «западный» вектор никакого восторга не вызывал. Особых земельных богатств на этом направлении не предвиделось, «немци» были врагом незнакомым и опасным, тем паче, с мощной «крышей» в лице Священной Римской Империи Габсбургов. А главное, затянись война на западе всерьез и возникни у государства нужда в деньгах, - что было более чем вероятно, - единственным источником дохода могла стать только частичная конфискация боярских земель, - и хотя об этом не говорилось вслух, это понимали все.

Короче говоря, споры на эту тему в Думе не могли не быть жесткими, и судя по всему, что случилось дальше, решение «На Запад!» было пробито лично Иваном, и не без великого труда. Вполне возможно, - это допущение, - с помощью митрополита Макария, которому не могла не греть душу идея слегка поджарить «латыну» и «лютеров» (с мусульманами Церковь ладила). И поначалу все было как нельзя лучше. Польша сразу вмешаться не могла, требовались длительные согласования, Литва интересов в Ливонии не имела, так что сразу пошли победы. В январе 1558 года русские войска прошли вдоль-поперек почти всю Ливонию, до Риги и Ревеля, взяли много важных городов, в том числе важнейший порт Нарва и Юрьев, несправедливо именовавшийся Дерптом, и вышли к границе Восточной Пруссии. Европейские листки уже писали ужасы о том, что даже шведский король «только ценой денег смог купить себе мир» и «если суждено какой-либо державе в Европе расти, так именно Москве».

В самом деле, по всем приметам, Россия брала Прибалтику всерьез и надолго. При полном, между прочим, одобрении туземцев, с появлением русских войск взявшихся за топоры против хозяев, а пришельцам оказывавших всяческую помощь. Разумная политика Ивана лишь укрепляла готовность горожан идти на компромиссы. И был резон: ужасный «тиран и варвар» резню не устраивал, а вот милости оказывал вовсю. Скажем, Нарве, ненавидевшей Ревель, как исконного конкурента, не позволявшего ей вступить в Ганзу, царь, - в пику ревельцами, - предоставил совершенно невиданные льготы. Город освободили от постоя, жителям предоставили полную свободу вероисповедания, нарвские купцы (на дикую зависть ревельским)получили право беспошлинной торговли по всему царству Ивана плюс право посылать караваны в Германию. А еще нарвским деревушкам москвичи даром предоставили скот и зерно для посева, - в счет компенсации за разграбленное при вторжении. После чего задумались и в Риге, и в Ревеле.

Вот-то тут, на пике успеха, начинается необъяснимое. Весной 1559 года, после череды сплошных успехов, русской армии оставалось только добить главные силы Ордена, засевшие в Вендене (столица) и Мариенбурге (резиденция магистра) и с ходу оформлять победу, подписывая с фактически раздавленным Орденом мир на своих (любых!) условиях. И вот тут Алексей Адашев, полномочный представитель царя на фронте, получив от ливонцев просьбу о «полевом» (временном) перемирии (но не согласие на мир!) отдает приказ воеводам приостановить наступление и соглашается «не воевати» с марта по ноябрь. Это предел абсурда, но так оно и было. Более того, Адашев даже вступает в переговоры с рижанами и ревельцами о настоящем мире в обмен на всего-навсего мелкие уступки в торговле. И что самое дикое, Иван не только санкционировал задним числом это нелепое решение, но и дал добро на поход в Крым.

Вот здесь уже никакой логики нет. Вернее, есть, но уже совершенно по г-ну Милюкову: или глупость, или измена. Но дураком Адашев не был, - во всяком случае, перемирие с Орденом он оправдывал очень красиво, ссылаясь и на усталость войск, и на распутицу, и на проблемы у южных границ, - а подозревать измену у нас пока что нет никаких оснований. Просто, судя по всему, на царя очень сильно давили. И Дума (по уже изложенным соображениям), и Курбский, бывший в этом смысле представителем княжат в Избранной Раде, и Адашевы, мечтавшие получить во владение столько земель, чтобы сравняться влиянием со «старомосковскими». Позже, в Первом послании Курбскому, Иван очень коротко помянет дискуссии на тему Крымского похода, назвав их «злосоветием», - и нам остается только гадать, какие лютые драмы таятся за этим коротким определением.

Впрочем, как бы то ни было, Крым оказался крепким орешком. Он и позже не давался легко, а уж в XVI столетии и подавно. Безводье, татарские налеты, совершенно неприступные укрепления Перекопа, и в итоге хотя и как бы успех, но именно что "как бы". По результатут стало очевидно: прорваться в Крым можно, пограбить можгно, но закрепиться никаких шансов нет. То есть, стратегический провал. Правда, позволивший царю укрепить свое влияние, ибо не судят только победителей. Впрочем, никаких казней не случилось. Просто идиллия Избранной Рады сошла на нет, - и на исходе 1559 года оба Адашевых убыли на фронт, искупать кровью. Причем в обиде мог считать себя только Алексей, для которого чин воеводы был огромным понижением. Одновременно покинул Москву и поп Сильвестр, причем совершенно добровольно: он хлопотал за Адашевых, не преуспел и устроил демарш, «своею волею» уехав в Кирилло-Белозерский. Кстати, прихватив огромную библиотеку, и оставив при дворе «деспота» сына – делать карьеру.

А между тем, ситуация в Ливонии за полгода «адашевского перемирия» коренным образом изменилась. Осознавший полную безвыходность своего положения, Орден нашел «крышу»: 31 августа 1559 года магистр Готхард Кеттелер подписал в Вильне с королем Польши и Литвы Сигизмундом II договор о «вступлении Ливонии под протекторат Польши», спустя две недели дополненный договором о «военной защите». Отныне, - спасибо Адашеву, - России предстояло иметь дело не с распадающимся прибалтийским замухрышкой, а с одной из самых сильных держав Европы. Больше того, стоило Польше «принять под покровительство» Лифляндию и герцогство Курляндское, в игру вступили Дания, явочным порядком занявшая Эзель, и Швеция, взявшая под контроль Ревель и северные районы Эстляндии (позже,-уже в 1561-м, такой раздел был официально закреплен и оформлен Виленским договором).

Ну и прикиньте, какой выбор у Ивана. Можно, конечно, прекращать войну, оставив за собой Дерпт, Нарву и клочок Эстляндии, но это, по факту, проигрыш, не покрывающий даже расходов (нарвская торговля все равно перекрыта). А можно и вновь атаковать, поскольку хотя договор Ливония с Польшей и подписан, пока новый супостат раскачается собрать войска, есть шанс выиграть. И царь, как известно, принимает решение идти по второму варианту, - вновь с полным успехом. Уже в январе 1560 года русские взяли Мариенбург, а потом, через несколько победных месяцев, Курбский штурмом берет и «несокрушимый» замок Феллин, где победителям досталась вся орденская артиллерия, почти вся казна и руководство Ордена во главе с магистром Вальтером фон Фюрстенбергом. После чего эсты поднимают очередной мятеж в поддержку русских, рыцари толпами бегут за кордон, и, - ап! - Ордена фактически больше нет.

Этот момент – второй звездный час России в ходе кампании. Хрен с ними, с датчанами на Эзеле, и с Ригой, куда вошли литовцы, тоже можно подождать, но Ревель лежит, как на блюдечке. Стены, правда, крепки, но защищать их шведам некем, они мобилизуют даже городскую шпану, назначив "Ганнибалом Эстонии" известного уголовника Иво Шенкенберга, - а уж заняв Ревель, можно говорить с поляками и Литвой совсем иначе. Да и с Европой в целом тоже. Тем паче, Европа готова. Слухи из Ливонии вызвали там настоящую панику. Уже в конце 1559 года Альберт Мекленбургский объявил свои земли в «состоянии опасности от московского нашествия». Несколько месяцев спустя, на Рейхстаге, он же докладывает о том, что «Московский тиран начал строить военный флот на Балтийском море, вверяя управление испанским, английским и немецким капитанам». В связи с этим, мекленбургский герцог прямо попросил Рейхстаг «настоять перед нидерландским и английским правительствами, чтобы они перестали доставлять оружие и другие товары врагам всего христианского мира, дабы не дать утвердиться в Ливонии восточному государю». Однако, выслушав герцога, «съезд постановил обратиться к Москве с торжественным посольством, к которому привлечь Испанию, Данию, Англию, предложив восточной державе вечный мир и тем самым остановить ее завоевания».

То есть, повторяю: Европа созрела отдать Ивану все, что он реально контролирует. Дело за малым, взять под контроль побольше и предлагать мир с позиции силы. А сил для этого вполне достаточно. И тут, когда победа опять словно в руках, более того, когда, - это уже слова самого царя, - «вся Германия до исхода лета нашей была бы», русские войска опять останавливаются, а затем, потоптавшись на месте, начинают действовать вопреки всем инструкциям и диспозициям. Не все, - а главные силы, возглавляемые (какая странность!) братьями Адашевыми: Алексей и Данила, вопреки воле царя, приславшего подкрепления с прямым приказом брать Ревель, решают, что задача невыполнима и разворачиваются на важный, но в данной ситуации все-таки второстепенный Вейсенштейн (Пайде), - который тоже, потеряв много воинов, взять так и не смогли. В связи с чем, оправдания насчет невозможности взятия Ревеля перестают выглядеть убедительно. Типа, если и Вейсенштейн взять не смогли, так кому вы вообще нужны?

Что за напасть приключилась? Почему? С какой стати? Никто не знает, и видимо уже не узнает никогда. Разве что Руслан Скрынников осторожно предполагает, что какие-то веские причины (типа, воеводы «опасались удара литовцев из-под Риги») все-таки были, но это совсем не убеждает. Хотя бы потому, что вражеских войск под Ригой было совсем немного. Но, в любом случае, дорогие читатели, прикиньте, что бы сами вы сделали на месте царя. Ага. Именно. И я тоже. Иван же и на сей раз до неприличия мягок. Конечно, Алексей Адашев полностью снят с командования и назначен комендантом Феллина, а чуть позже переведен в Дерпт, «товарищем» к воеводе Хилкову, его брат понижен в должности, - но и только. И как оно было бы дальше, сказать нельзя, но с это самое время в Москве скоропостижно умирает Анастасия.

Сказать, что для Ивана это удар, значит, не сказать ничего. Что там была любовь, не отрицает никто из историков, но молодая царица, помимо прочего, была еще и совершенно уникальным человеком. Мало того, что, провожая жену, царь «от великого стенания» почти не мог идти и его вели под руки, так еще и Москва, которая слезам не верит, свою государыню, судя по всему, любила: посадский люд, как сообщает летописец, пришел на похороны (диво дивное!) «не для милостыни» и в таком числе, что что «от множества народу в улицах едва могли тело ея отнести в монастырь». А поскольку смерть молодой, здоровой женщины была решительно никак не объяснима, сразу после похорон началось следствие. И выяснились любопытные вещи. Следов отравления, правда, не нашли, зато стало известно, что царицу постоянно мучили какими-то интригами. Какими, опять-таки неясно, но, по логике, причастны были все те же «старомосковские», которым она очень мешала. Не сама по себе даже, но тем, что братья ее, Даниила и Никита, сформировали свой, отдельный клан, внося разброд в устоявшийся баланс сил в Думе. «Худородных» ненавидели, но копать под «шурьев», особенно, с учетом отношений царственной пары, не решались.

В общем, есть ощущение, что было там что-то такое, очень непонятное. Даже не совсем ощущение. Я не знаю, как расшифровывать основной вывод следствия, согласно которому косвенными виновниками кончины царицы назван Сильвестр «сотоварищи», чьими «словами непотребными» Анастасия была «околдована». И что это были за «слова», тоже не знаю. Но факт есть факт: по итогам расследования Дума постановила вызывать Сильвестра и Алексея Адашева в Москву, на суд, и митрополит Макарий это решение поддержал. Однако «тиран и деспот» по-прежнему ведет себя вовсе не в соответствии с представлениями режиссера Лунгина. Сильвестра всего лишь («Не в этой жизни с ним буду судиться») переводят из престижного монастыря на Соловки (сын по-прежнему при дворе и делает карьеру). Алексей Адашев снят с должности «товарища» воеводы и взят под стражу, - но не в поруб, а судя по всему, под домашний арест, - там же, в Юрьеве, где, спустя пару месяцев вдруг (молодой, полный сил бугай) отдает концы.

И в этой смерти, как и в смерти царицы, есть что-то странное. Во всяком случае, исходя из того, что Иван, получив известие, срочно послал в Юрьев одного из самых доверенных дворян, повелев «все разыскать по полной совести». Увы. Выводы следствия нам, к сожалению, неизвестны. Но исключать напрочь, пожалуй, можно только самоубийство. Для православного – великий грех, пагуба души, а в те времена к этому относились серьезно. А так что ж, мог и, простыв, «померев горячкою», мог и упиться до смерти от тоски, а мог, думается мне, отбросить коньки и от яда. Потому что очень похоже, много было на Москве народу, не хотевшего, чтобы Алексей Федорович, будучи рано или поздно доставлен в столицу, заговорил.

А между тем, война продолжается и войска продолжают наступать. Хотя Польша уже ввязалась по полной программе, Иван, проявляя чудеса изворотливости, не сдает позиции и держит ситуацию под контролем. Вернуть все, столь дурацки потерянное, уже невозможно, но можно переиграть проигранную партию. 20 августа 1561 года царь заключает перемирие со шведами аж на 20 лет, признав их право на земли Эстляндии и Ревель, доставшиеся им по «Виленскому пакту». Параллельно начаты переговоры и с Данией, которой Россия уступила Эзель, которым все равно никогда не владела. И после всего этого Иван разворачивается на Польшу с Литвой.

Отметим сразу: теперь все совсем не так радужно, как три года назад. Война тяжела, изнурительна, появились сложности с пехотой, а одной конницей немного навоюешь. Даже Курбский начинает терпеть поражения, - самое тяжелое у Невеля. И тем не менее, Иван изыскивает ресурсы. В январе 1563 года, приняв на себя руководство войсками, он начал поход на Полоцк — важнейшую крепость на полпути к самой Вильне, на стыке границ Литвы и Ливонии, и всего за две недели взяли его, отпугнув армию Радзивилла, не посмевшую даже вступить в бой. Что интересно, «тираном и деспотом» были обласканы и отпущены без выкупа все пленные, а в городе воцарился идеальный порядок. Под страхом лютой казни наместникам было предписано горожан «правити поместном обычаю», а «суд вести честный, скорый и правый». Правда, предельно жестоко поступили с евреями, не пожелавшими креститься.

Это – зенит. Под ударом Рига. Под ударом Вильно. Сигизмунд намекает, что есть смысл поговорить о мире, на что царь отвечает благожелательно, но уклончиво. О том же Ивану пишет в личном письме кайзер Фердинанд I, предлагая вместо «ненужного кровопролития между христианами» заключить союз и объединить усилия в борьбе с общим врагом, Портой. Ответ Ивана был невероятно элегантен. Он сообщил коллеге, что «здешние немци преступили божию заповедь» и «впали в Лютерово учение». В связи с чем, он, благочестивый государь всея Руси, «отчаяся надеятися» на возвращение ливонцев к «справедливости и старому закону», вынужден был начать войну. То есть, получается, сражается за интересы самого Фердинанда, а также и Святого Престола, для которых лютеране были главной головной болью. Такого разворота событий ни император, ни папа не ожидали, и на какое-то время, пока они обсуждали сей поворот сюжета, всякая помощь Польше и Литве из Германии была не то, чтобы прервана, но приморожена.

Итак. Весна 1563 года пик успехов. Правда, праздник со слезами на глазах. Иван потерял Анастасию.Иван потерял друзей, сделавших что-то очень скверное. Именно в таком порядке. А значит, врет Карамзин насчет «после смерти жены», потому как первая опала Адашевых и отъезд из столицы Сильвестра случились не после смерти царицы, а очень даже до. Но, как бы то ни было, хоть Избранная Рада и перестала существовать, хотя Алексей в могиле, а Сильвестр в ссылке, но ни Данила Адашев (пониженный, но живой и на службе), ни Андрей Курбский (бывший с Алексеем, как иголочка с ниточкой) никаким карам не подверглись. И боярам головы не рубят. Нет на Иване крови. То есть, конечно, есть. – царь все-таки, - но куда меньше, чем у европейских коллег. И в любом случае, он пока еще никакой не Безумный и даже не Грозный.

Продолжение следует.
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Cedars (17.10.2012), Василий Петрович Задов (01.03.2013), Кутузова (17.10.2012)
Старый 17.10.2012, 21:01   #20
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 53,342
Сказал(а) спасибо: 167,684
Поблагодарили 120,682 раз(а) в 41,360 сообщениях
Репутация: 2169
По умолчанию ИВАНОВЫ ГОДЫ (2)

Итак, 1563-й. Вершина успехов. Восток Ливонии не только занят, но и закреплен. Выход к морю пробит. Со Швецией – длинное доброжелательное перемирие. С Данией тоже. Литва в, мягко говоря, сложной ситуации. Правда, переговоры о мире, начатые по инициативе Вильны, идут ни шатко, ни валко (Полоцк отдавать литовцы не хотят), но позиции у русских куда крепче: их войска действуют уже и на территории Великого Княжества, тревожа аж виленские пригороды. Вполне очевидно, что ежели супостат будет кочевряжиться, дело может кончиться походом на столицу. И вот при таком-то, казалось бы, предельно благоприятном раскладе, у Ивана начинаются сложности в тылу: «старомосковские» начинают показывать зубы.

Как мы уже говорили, «западный» проект этому сектору элиты активно не нравился. А теперь, когда, при всех успехах, стало ясно, что блицкригом не пахнет, раздражение стало очевидным. По массе причин, из которых главными назову, пожалуй, две.

Во-первых, как и опасались аристократы, потребность в средствах породило тенденцию к ревизии царем земельного фонда. Еще в 1561-м он приказал дьякам разработать новое уложение о вотчинах, а 15 января 1562 года проект был утвержден. Отныне «отчины и дедины» переставали быть полной собственностью владельцев. Ранее они могли делать с ними все. Продавать, менять, при отсутствии сыновей или зятьев, передавать по наследству родичам по боковой линии. А теперь на продажу и обмен накладывался запрет, а братья или племянники могли наследовать вотчины лишь в особых случаях, с разрешения царя, - что означало в реале уход выморочных фондов в казну.

На деле это означало резкий подрыв не столько экономической мощи «древлей знати», сколько удар по ее социально-политическому статусу (ведь царь отбирал не дарованные права, а доставшиеся от предков, тем самым указывая, что традиции ему не указ). И княжата это прекрасно понимали. Гневное обвинение Курбского в «разграблении» многих «сильных и славных» родов, сделанное, - прошу заметить! – задолго до начала больших репрессий, – яркое тому подтверждение. Аристократия не становилась беднее, её грабили на политические права, а этого терпеть было невозможно. Тем паче, что царь, избегая волокиты и прочих радостей сословного правления, все больше опирался на подчиненные ему лично приказы, укомплектованные худородными грамотеями, во всем зависящими от государя. Как писал тот же Курбский, «ныне им князь великий зело верит, а избирает их ни от шляхетского роду, ни от благородна, но паче от поповичей или от простого всенародства, а то ненавидячи творит вельмож своих».

Ничего удивительного, что недовольство, долгое время скрываемое, начало обретать зримые формы. Если раньше дело ограничивалось интригами с опорой на Адашевых (которым, можно предположить, сулили «принять в свои» в случае успеха), то теперь, когда Избранная Рада прекратила существование, «старомосковским» пришлось выходить из тени. О мятеже речи, конечно, не было, зато возникла тенденция к «отъездам». То есть, к уходу от «плохого» государя к другому, «хорошему». Что любопытно, по традиции (которая формально не была запрещена), такое право у княжат было (иное дело, что с этим государи московские жестоко боролись). Однако даже по этой традиции «отъезд» был допустим только в мирное время. В военное же справедливо рассматривался и карался как государственная измена.

Впрочем, такими мелочами аристократы не особо заморачивались. Вскоре после взятия Полоцка при попытке «уйти в Литву» был арестован князь Иван Вельский, видный лидер Думы, причем при обыске у него обнаружились грамоты от короля и великого князя Сигизмунда, гарантировавшие ему «защиту и службу», а также ряд документов, однозначно свидетельствовавших о длительных контактах с врагом. Князю, естественно, отсекли голову, но прочти тотчас, - опять при попытке бежать, - был перехвачен еще один князь, Дмитрий Курлятев, занимавший стратегически ключевой пост воеводы Смоленска. Ему, правда, повезло: никаких бумаг при нем не нашли, он упирал на то, что никуда не бежал, а всего лишь заблудился, охотясь, дело ограничилось ссылкой в отдаленный монастырь, но тенденция определилась, и опасность этой тенденции была очевидна.

Небольшое, но важное отступление для тех, кто не вполне понимает, что такое «отъезд» и в чем его опасность для государства. Дело не в том, что боярин Х или князь Y паковал чемоданы, садился на коня и уезжал служить другому господину. Это чепуха. Дело в том, что московское общество было в те времена очень патриархально, и если в аппарате подвижки еще случались (те самые приказные), то в вотчинном мирке все было как при дедах-прадедах. У княжат были «свои» дворяне, «свои» боевые холопы, «свои» крестьяне, - короче говоря, «свои», из поколения в поколение, подданные, служившие прежде всего своим природным господам, - а уж кому там подчиняется или не подчиняется господин, это его дело. Таким образом, «отъезд» боярина ставил под сомнение верность престолу тысяч людей и целых подразделений. А если боярин, ко всему, был еще и старшим в роду, то и всего рода, поскольку власть «отца» считалась непререкаемой (недаром же позже убийство Федором Басмановым отца по приказу царя общество правильно восприняло, как жесточайший удар по традиции). Если же учесть еще и родственные связи, паутиной связавшие «старомосковскую» знать, то при каждом «отъезде» под вполне обоснованное подозрение попадал уже не один род, а сразу несколько, - а значит, и еще десятки тысяч служилых людей, воинов и налогоплательщиков. Сами подумайте, дорогие читатели, какими средствами гасили бы такую тенденцию вы, особенно, в военное время.

И вот в такой напряженной ситуации, в довесок ко всему, всплывает вслед за ним и «дело Хлызнева-Иванова», раскрывающие очень нехорошую картину поведения царского кузена, князя Владимира Старицкого. «Принц крови» и вообще-то был на нехорошем счету. Даже не из-за каких-то собственных претензий (сам он, судя по всему, был тряпка и неумен, - недаром Иван пишет о его «дуростях» с явным презрением). Но он имел слишком много прав на престол и слишком много «стармосковских» об этом не забывали (чего стоил один только «бунт у смертного одра», когда боярство отказало умирающему Ивану в присяге его сыну). Так что, присмотр за кузеном, следует полагать, был особый, «кротов» в его окружении внедряли с пристрастием, - и вполне вероятно, одним из таких «внедренцев» был некто Савлук Иванов, удельный дьяк Старицкого, присматривавший за его личной канцелярией. Именно от него потянулась страшноватая ниточка.

Сюжет имел предысторию: когда русские войска еще только шли к Полоцку, по пути делая все, чтобы создать у литовцев впечатление, что идут не туда, куда идут, из ставки Старицкого «бежал» некто Борис Хлызнев-Колычев, один из самых доверенных дворян князя, сдавший полоцкому коменданту планы русских войск. Это была прямая измена, но «тиран и деспот» все-таки не захотел раскручивать дело, заявив, что не верит в причастность брата, и всего лишь установив над ним открытый надзор. А спустя пару-тройку месяцев на Москве стало известно, что в уделе Старицкого брошен в поруб тот самый Савлук Иванов, пытавшийся «съехать в Москву с некоими вестями». Естественно, арестованный был вытребован в столицу, допрошен лично царем, - и по итогам допроса выяснилось нечто такое (протоколов нет), что был отдан приказ о конфискации Старицкого княжества и аресте князя Владимира и его матери, дамы политически весьма активной и однажды уже пытавшейся сделать придурковатого сына государем.

При этом, крови Иван опять-таки не жаждет. Имея на руках какие-то очень серьезные улики, он отказывается судить родственников, а все документы по делу передает в руки тех, кого трудно заподозрить в пристрастности: «и перед отцом своим богомольцем Макарием митрополитом и перед владыками и перед освященным собором царь... княгине Ефросинье и ко князю Владимиру неиспроавление и неправды им известил и для отца своего Макария митрополита и архиепископов гнев свой им отдал...». То есть, как бы отдает вопрос на решение церкви. И церковь решение принимает: 5 августа княгиня Ефросинья пострижена в монахини и сослана в монастырь, но весьма престижный, с режимом, позволяющим вести жизнь не монахини, а вдовствующей княгини. То есть, в реале, просто отделена от сына-марионетки, сам же Владимир получает обратно свой удел, а уже в октябре царь приезжает в Старицу и едет с кузеном на охоту. На мой взгляд, говорящий нюанс: на такое мероприятие, где и оружия полно, и чужих людей, руководители высокого ранга с теми, кого всерьез опасаются, не ездят.

Как видите, все еще никакой крови. Кроме тех, по ком плаха и так плакала, в строгом соответствии с законом. Беззаконие начинается позже, зимой, и очень красиво об этом пишет, разумеется, Курбский, со слов которого все пикантные подробности собственно нам и известны. Если вкратце, то так: на обычном царском пиру решил психопат Ваня поиздеваться над заслуженным воеводой, князем Михайлой Репниным, и велел ему плясать вместе со скоморохами. Типа, все пляшут, а чем ты лучше? – «Веселися и играй с нами!». Князь Михайла, однако, «личину» растоптал и гордо обвинил безумца во всех грехах, за что его, бедолагу, вытолкали взашей, а затем и пролили «святую» кровь, прямо в церкви, где он молился Богу вместе с зятем, князем Юрием Кашиным, тоже воеводой далеко не из последних.

На самом деле, все здесь фигня. Вплоть до подробностей. Точно известно, что убили Репнина не в церкви, а около нее, не оскверняя храм, и что с зятем покончили не там же, а «опосля», на дому, и вообще, никаких деталей Курбский, находившийся далеко от Москвы, знать не мог. По мнению историков, даже очень Ивана не любящих, сюжет вообще напичкан вымыслом, чтобы страшнее было. С Курбского станется. Единственное, чего оспаривать нельзя, да и не надо, - это убийство обоих воевод утром 31 января 1564 года по приказу царя без должной процедуры, в рабочем порядке. Событие, в самом деле, для тогдашней Москвы неординарное, требующее разъяснений, - и на мой взгляд, в этом смысле представляет интерес версия Януша Вильчака, основанная на найденных им в варшавских архивах документах, а позже поддержанная рядом исследователей, в частности, Натальей Прониной и Михаилом Зарецким.

Коротко. В конце 1563 года Сигизмунд, король Польши и великий князь Литвы, прислал в Москву очередное посольство. Обсуждали условия мира. Не договорились. И послы уехали восвояси, а русские войска возобновили военные действия. Однако практически сразу стало ясно, что игра идет по правилам врага: литовцы действовали на упреждение, предугадывая все маневры русских частей, предотвратили их соединение и 28 января 1564 года на берегах Улы нанесли тяжелейшее поражение армии Петра Шуйского, остатки которой бежали в полном беспорядке. Элементарная логика указывала на измену, а поскольку враг был в курсе всех перемещений русских войск, на наличие «крота» в самых верхах, поскольку диспозицию во всех деталях знали только сам царь и думные бояре, утверждавшие план (то есть, в основном, воеводы).

Что, собственно, подтверждается и тем самым документом из польского архива, – частью «малого отчета» Юрия Ходкевича (главы посольства), - где помянуто о «добро и важно услуге нашего друга на хорошее будущее». Ясно, что «друг» не поименован, но ясно и то, что Михайло Репнин был и думным, и воеводой, а значит, входил в круг подозреваемых. А поскольку репрессии были «точечными», не обрушившись на всех подряд, ясно и то, что были у государя какие-то, пусть нам и не известные, но очень серьезные мотивы заподозрить именно его. Что, собственно, подтверждает и он сам, указывая по этому поводу, что «суд не крив», поскольку «сия их измена всей вселенной ведома», а «таких собак везде казнят!». Отсюда же и проясняется вопрос, почему обошлись без законной процедуры, то есть, без рассмотрения в Думе. Чтобы Дума выдала под топор одного из авторитетнейших аристократов, нужны были совершенно убойные доказательства, но такие доказательства, будь они озвучены, могли ставить под удар слишком многих членов той же Думы (едва ли Репнин действовал совсем в одиночку), а к схватке со всеми «старомосковскими» кланами сразу он, разумеется, готов не был. Потому две головы с плеч, а остальным намек.

А вслед за тем, - не день в день, но вскоре, - бежал Курбский. Казалось бы, без всяких оснований, с поста главного наместника в Ливонии, «аки тать в нощи», бросив жену с детьми на произвол «тирана и деспота» (который их пальцем не тронул), но не забыв прихватить очень много денег. Бежал, как только узнал о казни Репнина и Кашина, что само по себе еще ни о чем не говорит, - до того не значит из-за того, - а вот будучи дополненным некоторыми деталями, говорит о многом. Совершенно точно ведомо, например, что задолго (минимум за полтора года) до бегства князь Андрей установил контакты лично с королем Сигизмундом и его «ближним кругом», получив от них официальные, с подписями и печатями, гарантии «королевской ласки», - то есть, называя вещи своими именами, стал штатным ( и платным) агентом врага. Более того, известно и что за год до побега князь, находясь в полной силе и славе, взял большой заем у какого-то монастыря, и вся сумма, взятая в долг, была не потрачена, а находилась при нем во время бегства, - то есть, вариант отхода был просчитан заранее.

И на том довольно о Курбском. Мудак он был по жизни, и кончил плохо, - на том и весь сказ. Разве что, связывая воедино все сказанное, считаю возможным предполагать, что, в самом деле, к бегству князя, не знавшего, о чем там в Москве уже знает царь, подвигли именно поражение на Уле и последовавшая за оным казнь Репнина, служившего ранее, кстати, под его руководством. Куда важнее другое. Затеяв свою знаменитую переписку с Иваном, князь Андрей, совершенно несомненно, руководствовался своим чересчур развитым ego. Типа, не догоню, так согреюсь. Хорошо зная друга детства, он ничуть не сомневался, что тот будет уязвлен, и радовался этому. Однако, при всей образованности, был, видимо, глуп, потому что в первом же своем письме проговорился о том, о чем не следовало бы говорить. А Иван, как ни обидчив был, умом обладал незаурядным, - и. прочитав о «сильных во Израиле», которые не забудут и не простят, все понял вполне конкретно, сделав вывод, что беглец говорит не только от своего имени.

По сути, главным врагом царя оказывалась не Вильно, а Москва. Не вся, конечно, но аристократическая – однозначно. Тем паче, что переплетение родственных связей, многократно перекрещенное свойство, дружбы и так далее предполагали, что вполне надежных людей среди «старомосковских» просто нет и потенциально в заговорах, нынешних или будущих, могут оказаться завязаны все. Или, по крайней мере, все, по-настоящему сильные. Такие роды, как недавно еще «худородные» Захарьины или Годуновы, конкурируя с княжатами, скорее всего, оказались бы на стороне престола, но их сил, влияния, да и военных возможностей для успеха при вероятной конфронтации, безусловно, не хватало. А необходимость, пока не поздно, наносить по княжатам удар была отчетлива необходима. И направление удара тоже подразумевалось само собой: разбить «обоймы», разорвать те самые связи «отчичей и дедичей» с их «отчинами и дединами», вырвать из традиционной почвы.

Иными словами, вопрос стоял об уничтожении основы основ, о ломке традиции раз и навсегда. Не ограничении в наследственных правах, как было сделано в 1562-м, но именно лишении аристократии главных ее прав, привилегий и, главное, возможностей, непоколебимо наследованных от предков. Учинить такое просто указом государя было невозможно: его бы просто сбросили. Провести подобное через Думу, тем более, даже предлагая взамен «отчин и дедин» более выгодные владения, - это сочли бы просто насмешкой, и опять-таки, сбросили бы, и никакие «новые люди», никакие Годуновы и Захарьины ничего бы не сумели сделать. Выбор был предельно прост: или делать вид, что все нормально, ограничиваясь точечными репрессиями и лавируя, - но такая политика надолго не годилась (напряжение в элитах было слишком велико), или идти ва-банк…
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Текущее время: 07:39. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.5
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot