Имя
Пароль
Закрытая тема
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 23.12.2010, 09:42   #41
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Правда о девятой роте

Что же на самом деле было на высоте 3234

Шла операция «Магистраль», задачей которой был прорыв блокады города Хоста для обеспечения населения продовольствием, медикаментами и горючим. Несмотря на гуманитарный характер миссии, договориться о мирном проходе с местным племенем джадран не удалось, и 23 ноября 1987 года началась операция. Операция, само собой, прошла успешно, противник был разгромлен, дорога Гардез-Хост взята под контроль советскими войсками.

Как раз неподалёку от неё находится высота 3234, с которой местность просматривается на десятки километров, что даёт возможность наблюдать за ситуацией и корректировать артиллерийский огонь. Именно там закрепилась девятая рота.

Седьмого января 1988 года в 16-30 поступило первое сообщение о начале обстрела расположения роты из безоткатных орудий и гранатомётов. По причине удалённости позиции поддержку обеспечивали силами авиации и артиллерии. Грамотно воспользовавшись горным рельефом, к расположению подкрались бандиты. Первая атака пришлась на вынесенное пулемётное гнездо гвардии младшего сержанта Александрова.

Тут что следует помнить: речь идёт не о взрослых мужиках, не о профессиональных военных. Речь идёт о двадцатилетних мальчишках, простых советских солдатах.

Пулемётные гнёзда расстреливают из гранатомётов, при поддержке пулемётов же. Под шквальным огнём гвардии младший сержант Александров действовал решительно и сумел обеспечить отход товарищей на другую позицию. Он отстреливался до тех пор, пока пулемёт не заклинило. Когда противник подошёл поближе, удачно метнул пять гранат. Погиб от разрыва гранаты.

Далее пошло по нарастающей: при десятикратном превосходстве в численности, в общей сложности двенадцать атак с трех направлений, в том числе – через минное поле. Погиб второй пулемётчик, Мельников. Третий пулемётчик, Андрей Цветков, постоянно менял позицию, перебегая с рубежа на рубеж и держался до конца. Враг подошёл на пятьдесят метров, на отдельных участках – на десять. Бой продолжался до четырех утра. Всё это время осуществлялась мощная поддержка артиллерии, огнём которой управлял на позиции корректировщик. В критический момент, когда боеприпасы были на исходе, на помощь подоспел разведвзвод, с ходу вступивший в бой и окончательно решивший его исход в пользу советских десантников.

На момент подхода подкрепления в строю оставалось пятеро, остальные получили ранения различной степени тяжести. Из тридцати девяти человек погибло шестеро. Рекомендую задуматься, кто умеет воевать.

Из воспоминаний сержанта 2-го взвода 9-й роты С. Ю. Борисова, сделанных им сразу после боя на высоте 3234 (по книге Лапшина Юрия Михайловича - замкомандира 345 ПДП в 1987-89 гг. "Афганский дневник").
'Все атаки душманов были хорошо организованы. К нам на подмогу пришли другие взвода роты, пополнили наш запас боеприпасов. Наступило затишье, вернее угомонилась стрельба. Зато поднялся сильный ветер, стало очень холодно. Я спустился вниз под скальник, где находились только что пришедшие товарищи. В это время началась самая страшная и самая жуткая атака. Было светло от разрывов 'граников' (гранат от РПГ-7). Душманы вели шквальный огонь с трех направлений. Они вычислили наши позиции, и вели сосредоточенный огонь из гранатометов по месту, где находился ряд. А. Мельников с пулеметом. Духи выпустили туда пять или шесть гранат. Он уже мертвый прибежал вниз. Упал замертво, не произнеся ни слова. Он с самого начала боя вел огонь из пулемета, как с нашего направления, так и с того, где получил смертельную рану.
Мл. сержанту Передельскому В. В. я приказал все гранаты нести наверх, к тому камню, где находились все наши товарищи. После чего сам взял гранату и устремился туда. Подбодрив ребят, чтобы держались, сам стал вести огонь.
Духи уже подошли на 20-25 метров. Мы вели по ним огонь почти в упор. Но мы даже не подозревали, что они подползут еще ближе на расстояние 5-6 метров и оттуда станут закидывать нас гранатами. Мы просто не могли простреливать эту рытвину, возле которой было два толстых дерева. В этот момент гранат у нас уже не было. Я стоял рядом с А. Цветковым и граната, которая разорвалась под нами, была для него смертельной. Меня же ранило в руку и в ногу.
Было много раненых, они лежали, а мы ничем не могли им помочь. Нас осталось четверо: я, Владимир Щиголев, Виктор Передельский и Павел Трутнев, потом прибежал на подмогу Зураб Ментешашвили. У нас оставалось уже по два магазина на каждого, и ни одной гранаты. Даже некому было снаряжать магазины. В этот самый страшный момент к нам на подмогу пришел наш разведвзвод, а мы стали вытаскивать раненых. Рядовой Игорь Тихоненко прикрывал наш правый фланг все 10 часов, вел прицельный огонь из пулемета. Возможно, благодаря ему и Андрею Мельникову "духи" не смогли обойти нас с правой стороны. В четвертом только часу духи поняли, что эту горку им не взять. Забрав своих раненых и убитых, они стали отходить.На поле боя потом мы нашли гранатомет, выстрелы к нему в разных местах и три ручные гранаты без колец. Видимо, когда они рвали кольца, чеки остались в запале. Может быть, мятежникам и не хватило буквально этих трех гранат, чтобы подавить наше сопротивление.
Везде было много крови, видимо, у них были большие потери. Все деревья и камни были изрешечены, не видно живого места. В деревьях торчали хвостовики от 'граников'.
Я еще не написал про "Утес", который "духи" пулями и осколками в прямом смысле превратили в кусок металлолома. Мы вели из него огонь до самой последней минуты. Сколько было противника, можно только догадываться. По нашим прикидкам, никак не менее двух-трех сотен.'


Алексей Смирнов, выпускник РВВДКУ, возглавлял группу разведчиков, пришедшую на помощь взводу Виктора Гагарина.
'...Началась крупномасштабная операция 'Магистраль', во время которой провоевавшему в Афганистане уже полгода Смирнову и довелось сражаться вместе с 9-й ротой их 345-го полка на упомянутой выше высотке.
В конце ноября 1987 года полк перебросили под Гардез с задачей выбить 'духов' с господствующих высот вокруг города Хост. В 20-х числах декабря Смирнов без боя занял со своими разведчиками высоту 3234, передав ее парашютно-десантному взводу 9-й роты. Затем несколько дней выполнял следующие боевые задачи - занимал новые высоты и участвовал в зачистке близлежащего кишлака. 6 января завязался бой за высоту 3234.
Обстреляв горку из минометов и безоткатных орудий, душманы попытались взять ее пешей атакой. Когда в 9-й роте появился первый 'двухсотый', комбат приказал Смирнову подняться на высоту, чтобы вынести погибшего ефрейтора Андрея Федотова с поля боя. Но уже через минуту поменял решение, приказав Смирнову взять как можно больше боеприпасов и, дойдя до соседней высотки, ждать его дальнейших команд. К обороняющемуся взводу тем временем подошел командир 9-й роты с еще одним взводом, однако противостоять нарастающим атакам душманов становилось все сложнее. Выполняя со своими пятнадцатью разведчиками роль близлежащего резерва для уже почти окруженного взвода, Смирнов видел, как моджахеды все яростнее идут на штурм, как покрытая снегом горка чернеет от взрывов и пороховых газов. При этом комбат упрямо держит его в резерве, думая, что 'духи' могут попытаться обойти роту с его стороны. С нескольких сотен метров, которые разделяли Смирнова и сражающуюся 9-ю роту, он хорошо слышал крики моджахедов: 'Москва, сдавайся!'. И когда уже поздним вечером с места боя начали доноситься доклады бойцов ротному о кончающихся патронах, Смирнов радировал комбату, что больше тянуть нельзя. Получив добро на атаку, рванул на выручку роте. 15 разведчиков Смирнова и доставленные ими боеприпасы сделали свое дело: после нескольких часов ночного боя боевики отступили. Когда рассвело, на подступах к устоявшей высоте валялось много брошенного оружия, а снег изобиловал кровяными пятнами.'


Высоту защищали: офицеры — Виктор Гагарин, Иван Бабенко, Виталий Матрук, Сергей Рожков, Сергей Ткачев, прапорщик Василий Козлов, сержанты и рядовые — Вячеслав Александров, Сергей Бобко, Сергей Борисов, Владимир Борисов, Владимир Веригин, Андрей Дёмин, Рустам Каримов, Аркадий Копырин, Владимир Криштопенко, Анатолий Кузнецов, Андрей Кузнецов, Сергей Коровин, Сергей Лащ, Андрей Мельников, Зураб Ментешашвили, Нурматджон Мурадов, Андрей Медведев, Николай Огнев, Сергей Объедков, Виктор Передельский, Сергей Пужаев, Юрий Саламаха, Юрий Сафронов, Николай Сухогузов, Игорь Тихоненко, Павел Трутнев, Владимир Щиголев, Андрей Федотов, Олег Федоронко, Николай Фадин, Андрей Цветков и Евгений Яцук. За этот бой все награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Пулемётчики Александров и Мельников посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Старый 23.12.2010, 10:21   #42
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Восстание советских военнопленных в Бадабере

26 апреля 1985 г. группа пленных советских солдат и военнослужащих вооруженных сил Демократической Республики Афганистан подняла бунт в бадаберской тюрьме. Захватив склад с оружием, они больше суток держали оборону. Предложение лидеров боевиков о добровольном прекращении сопротивления восставшие отвергли. В результате штурма тюрьмы все узники погибли. Имена героев, которые предпочли смерть в заведомо неравном бою позорной неволе, страна узнала лишь спустя несколько лет.

Картина того, что произошло в крепости Бадабер, складывалась постепенно, на протяжении нескольких лет. Информация, порой весьма противоречивая, поступала по каналам различных ведомств и общественных организаций – Министерства иностранных дел и Службы внешней разведки Российской Федерации, Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС РФ, а также Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств – участников СНГ. В результате титанической работы сотен людей, буквально по крупицам собиравших разрозненные данные, приблизительная хронология событий была восстановлена.

Все началось около 18 часов по местному времени. Группа советских и афганских военнопленных, примерно 24 человека, предприняла вооруженное выступление с целью вырваться из душманского плена. Момент был выбран не случайно: весь личный состав учебного центра построился на плацу для вечерней молитвы, а из 70 охранников на своих постах остались только двое. Как вспоминал позже лидер ИОА и бывший президент Афганистана Б. Раббани, сигналом к восстанию послужили действия одного из советских солдат. Крепко сложенный парень сумел разоружить надзирателя, принесшего похлебку. Затем боец открыл камеры и выпустил на свободу других узников, в том числе и афганцев.

Завладев оружием, которое оставили охранники, восставшие стали с боем пробиваться к воротам тюрьмы. По некоторым данным, их главной задачей было добраться до радиоузла крепости, чтобы выйти в эфир и сообщить о своем местоположении. Столь громкая акция позволила бы послу СССР в Исламабаде выступить с нотой протеста и привлечь внимание мировой общественности. К тому же это был весомый аргумент, подтверждающий вмешательство Пакистана в афганские дела.

Удалось ли участникам восстания осуществить задуманное, неизвестно, но склад с оружием и боеприпасами спустя несколько минут оказался под их контролем. Вооружившись, пленные заняли выгодные для боя позиции. На крыше были установлены крупнокалиберные пулеметы и минометы М-62, приведены в боевую готовность ручные противотанковые гранатометы. Но к этому моменту территория учебного центра уже обезлюдела: среди пленных нашлось несколько предателей, которые в начавшейся суматохе перебежали на сторону душманов и предупредили их о намерениях восставших. Забаррикадировавшись в одной из глинобитных башен, советские и афганские военнослужащие заняли оборону.

Очень быстро прилегающий к лагерю район был блокирован отрядами афганской оппозиции, пакистанских малишей, а также пехотными, танковыми и артиллерийскими подразделениями 11-го армейского корпуса ВС Пакистана. Прибывший к месту событий Раббани с помощью громкоговорителя и телефонной связи вступил в переговоры с восставшими. Пленники потребовали организовать им встречу с советским послом, представителями ООН или Красного Креста. Исламисты их условие проигнорировали, в свою очередь предложив узникам сдаться. Услышав категорический отказ, Раббани, по согласованию с пакистанскими военачальниками, отдал приказ о штурме тюрьмы.

Защитники крепости плотным прицельным огнем отразили первую атаку. Бой, то затухая, то разгораясь, продолжался всю ночь. И хотя силы были явно не равны, сломить оборону советских и афганских военно-пленных моджахедам не удалось.

К 8 утра стало окончательно ясно, что сдаваться восставшие не собираются. Более того, сопротивление становилось все более ожесточенным. Одним из гранатометных выстрелов со стороны крепости едва не был убит сам Раббани, и серьезные осколочные ранения получил его телохранитель. Руководивший операцией лидер ИОА принял решение бросить в бой все имевшиеся силы и средства. Против обороняющихся были применены артиллерия, в частности реактивные системы залпового огня «Град», танки и даже звено вертолетов ВВС Пакистана. Радиоразведка 40-й отдельной армии зафиксировала радиоперехват разговора между их экипажами и авиационной базой, а также доклад одного из пакистанских военных летчиков о нанесении по лагерю бомбового удара.

В результате прямого попадания снаряда сдетонировали хранившиеся на складах боеприпасы. Первый взрыв был такой силы, что осколки разлетелись в радиусе нескольких километров. За ним последовало еще несколько десятков разрывов. В чужое небо, словно последний салют героям Бадабера, взметнулись сотни горящих снарядов и мин. Казалось, что в огненном аду не смог выжить никто. Но даже после того как стены были разрушены и в крепость ворвались озверевшие моджахеды, бой продолжался. Раненые и обожженные советские воины встретили врагов автоматными очередями. Боевики забросали их гранатами, умирающих добивали штык-ножами.

После подавления восстания в Бадабер был заброшен тайный агент разведцентра «Шир» МГБ Афганистана. Подробности его доклада, а также информация, предоставленная ГРУ ГШ ВС СССР произвели сильное впечатление на советское военное руководство. В результате штурма тюрьмы все пленники погибли. Противник также понес ощутимые потери: около 100 моджахедов, шесть иностранных советников, 13 представителей пакистанских властей, 28 офицеров ВС Пакистана. Были уничтожены 3 РСЗО «Град», примерно 2 млн ракет и снарядов различного типа, около 40 арторудий, минометов и пулеметов.

На сегодняшний день установлены имена семерых участников восстания в Бадабере: это младший сержант Саминь Николай Григорьевич (1964 г. р., Акмолинская область, Казахстан), ефрейтор Дудкин Николай Иосифович (1961 г. р., Алтай), рядовые Васьков Игорь Николаевич (1963 г. р., Костромская область), Левчишин Сергей Николаевич (1964 г. р., Самарская область), Зверкович Александр Николаевич (1964 г. р., Витебская область, Беларусь), Коршенко Сергей Васильевич (1964 г. р., г. Белая Церковь, Украина), служащий СА Духовченко Виктор Васильевич (1954 г.р., г. Запорожье, Украина).

Из показаний немногочисленных свидетелей удалось выяснить имя руководителя восставших. Предположительно им был Виктор Духовченко (мусульманский псевдоним, данный ему в плену, – Юнус). Именно ему якобы удалось снять часового и освободить своих товарищей.
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
Alex-SW (23.12.2010)
Старый 23.12.2010, 15:39   #43
Alex-SW
VIP
 
Аватар для Alex-SW
 
Регистрация: 23.07.2009
Адрес: Киевъ
Сообщений: 5,094
Сказал(а) спасибо: 730
Поблагодарили 2,390 раз(а) в 1,430 сообщениях
Репутация: 1505
По умолчанию


15 октября 1941 года стало самым страшным днём в жизни генерал-лейтенанта Михаила Фёдоровича Лукина, командарма-19 и командующего группой окружённых под Вязьмой армий. Он очнулся — впервые за много дней — в заправленной чистым бельём койке, в какой-то школе, наскоро переоборудованной в госпиталь. Вот только сквозь пронизывающую всё тело боль вокруг слышна только немецкая речь...

К очнувшемуся генералу немедленно явился оберст из генерального штаба и попытался сходу допросить его, для убедительности бросив в печку его партбилет. Допрос не сложился. После ухода оберста Лукин произвёл что-то вроде самоосмотра, результаты которого были неутешительны: правая нога ампутирована выше колена, правая же рука ничего не чувствует и не двигается, плюс двойной перелом левой ноги и рана в правом боку. Было похоже, что война для него закончилась.

Однако она продолжалась.

В армию крестьянский сын Михаил Лукин был призван в 1913 году. С началом Первой Мировой показал себя грамотным и умелым солдатом, и в 1916 году окончил школу прапорщиков. К Февральской революции поручик Лукин уже командовал ротой 4-го гренадёрского Несвижского полка имени Барклая де Толли.

Октябрьскую революцию он принял сразу и бесповоротно. Красногвардеец с 1917 года, в 1918 он становится красноармейцем, и в том же году заканчивает курсы разведчиков при Полевом штабе РККА. В 1919 году его принимают в ВКП(б). Во время Гражданской войны Михаил Лукин был последовательно помощником начальника штаба дивизии, командиром полка и бригады, начальником штаба дивизии. Воевал умело — заслужил два ордена Красного Знамени.

После окончания Гражданской войны Михаил Лукин решает навсегда связать свою жизнь с армией. В 1926 году он выпускается с курсов усовершенствования начсостава при Военной академии имени Фрунзе. С 1929 года Лукин командует Харьковской ордена Ленина стрелковой дивизией. 1935 год принёс ему воинское звание «комдив» и новое назначение — военный комендант города Москвы.

В июле 1937 года выяснилось, что среди знакомых и сослуживцев коменданта Москвы комдива Лукина слишком много врагов народа. Его сняли с должности, вывели в распоряжение Наркома обороны. Однако личная репутация Лукина оказалась настолько крепкой, что дело кончилось строгим выговором с занесением в учётную карточку «за притупление классовой бдительности и личную связь с врагами народа». Тем не менее в декабре 1937 года Лукина направляют в Новосибирск заместителем начальника штаба СибВО. Вскоре он станет начальником штаба, а затем и заместителем командующего. В конце 1939 года ему присваивают очередное звание «комкор». В июне 1940 Лукину присваивают по новой системе звание генерал-лейтенанта и назначают его командующим 16-й армией в Забайкальский военный округ.

В наше непростое время знают об этом не все, но Советский Союз к войне с Германией готовился. Именно поэтому в конце мая 1941 года армия Лукина получает приказ перебазироваться на Украину, под Шепетовку.

Начало Великой Отечественной войны всё равно пошло не по нашим планам, и 16-ю армию буквально с колёс перенаправляют под Смоленск. Лукин остаётся под Шепетовкой едва ли не самым старшим военачальником, но без войск. И тем не менее 28 июня формируется то, что войдёт в историю как «оперативная группа Лукина». Из всех подворачивающихся под руку частей и добровольцев он формирует мобильные отряды — батальон пехоты на мобилизованных из народного хозяйства автомобилях, две-три артбатареи, 15—20 танков. Оружия и горючего хватает — под Шепетовкой располагаются склады снабжения Юго-Западного фронта, бывшего Киевского округа. Наши их не эвакуировали, немцы тоже не бомбили, надеясь захватить фронтовые запасы в целости. В результате группа Лукина задерживает рвущихся немцев в стыке между 5-й и 6-й армиями на целую неделю.

3 июля Лукина отзывают к своей армии в Смоленск. Там оказалось, что от 16-й армии осталось всего две стрелковые дивизии. Местный смоленский гарнизон состоял из двух батальонов местных бойцов и командиров запаса, сводного батальона курсантов школы милиции, сводного отряда НКВД и милиции и нескольких формирующихся невооружённых батальонов ополченцев. 10 июля немцы прорывают оборону Западного фронта под Витебском; немецкие танки выходят на дорогу к Смоленску. Используя опыт Шепетовки, Лукин снова создаёт мобильные отряды. В ночь на 13 июля первый из них вступает в бой, в результате которого был захвачен штабной автомобиль с документами, в числе которых был приказ Гитлера о взятии Москвы к 15 августа.

Вечером 15 июля в Смоленск вошли немцы. Чтобы не допустить захвата города с ходу, в течение ночи комендант полковник Малышев взорвал мосты через Днепр. 16 июля немцы прорвались на правый берег Днепра; чтобы не допустить захвата, сапёры взорвали местную нефтебазу. Бои в городе шли две недели.

22 июля Лукин рассказывал об обороне Смоленска большим гостям — на фронт прибыла группа писателей: Шолохов, Фадеев и Евгений Петров.

3 августа у переправы через Днепр во время немецкого авианалёта грузовик с обезумевшим от страха водителем сбил командарма Лукина, сломав ему левую ступню. Войска были выведены за Днепр, крупномасштабного окружения удалось избежать. За оборону Смоленска Лукина наградили третьим орденом Красного Знамени — и назначили его командующим 20-й армией; командармом-16 стал Рокоссовский. Однако вскоре следует следующая рокировка: Лукина назначают командовать 19-й армией Конева, который стал командующим Западным фронтом, а 20-ю армию принимает генерал Ершаков.

Ранним утром 2 октября 1941 года начался «Тайфун». 9 октября рейхспресс-атташе Дитрих заявил журналистам о разгроме советского фронта. И хотя это было далеко не так, большая группа наших войск оказалась в окружении: это были 19, 20, 24 и 32-я армии и группа генерала Болдина. Командование фронта подчинило все окружённые войска Лукину. 8 октября получена радиограмма за подписью Сталина: «Из-за неприхода окружённых войск к Москве Москву защищать некем и нечем. Повторяю, некем и нечем».

Но окружённые под Вязьмой армии воевали и делали своё дело. 10 октября в ответ на недовольство немецкого командования медленным продвижением генерал Функ, командир 7-й танковой дивизии, огрызается, что командующий русской 19-й армией тоже рвётся к Москве, и у немцев едва хватает сил сдерживать прорыв.

11 и 12 октября прорваться не удаётся. Артиллерия осталась без снарядов, кончилось горючее и продовольствие, управлять войсками централизованно стало невозможно. 13 октября окружённые разделились на две группы, одну возглавил Лукин, другую Болдин. 14 октября группа Лукина пошла в последний прорыв.

Осколком мины генералу перебило правую руку, затем несколько осколков вошли в правую ногу. К ночи на группу, в которой был Лукин, наткнулись прочёсывающие местность немецкие автоматчики. Он ещё запомнил, как ему пулей раздробило правое колено, но потеря сознания избавила его от официальной процедуры сдачи в плен.

Из Вяземского госпиталя немцы перевезли Лукина в Смоленский. Госпиталь для пленных раненых бойцов и командиров РККА — это не то, что вы думаете. Это место, где раненых собрали вместе, препоручив их пленным же врачам. Вот только медикаменты они добывали сами, на местах базирования бывших советских медсанбатов. Во время одной из перевязок Лукин стал свидетелем того, как хирург ампутировал голень полковнику Евгению Мягкову — не просто без наркоза; полковник сам ассистировал хирургу и держал свою ногу.

В конце ноября госпиталь подвергся инспекции Международного Красного креста. Представлявший данную почтенную организацию швед посмотрел руку Лукина и сказал, что спасти её ещё можно, если срочно провести нейрохирургическую операцию и сшить разорванные нервы. Вот только операцию немцы не сделают, ответил швед, потому что им, во-первых, не до раненных русских, а во-вторых Советский Союз не присоединился к Гаагской конвенции 1907 года о содержании военнопленных.

В декабре с генералом Лукиным начали работать. Первым присланным «работником» оказался бывший оперуполномоченный особого отдела его же, 19-й армии Ивакин. Затем — офицеры абвера. В феврале 1942 года окрепшего Лукина перевозят в лагерь Луккенвальде, под Берлин. Здесь ему удаётся сделать операцию на раненой руке — аккурат в день 50-летия, 19 ноября, но врач, военнопленный хирург-француз, оказался бессилен: время было упущено. Тем не менее в конце месяца ему сделали простой деревянный протез и дали костыли, так что в новом лагере Вустрау под Циттенхорстом он уже мог передвигаться самостоятельно.

Здесь его попробовал прощупать бывший преподаватель академии Фрунзе генерал Трухин, кстати вспомнивший о своём дворянском происхождении. Затем пожаловал Власов, сходу предложивший Лукину занять пост командующего РОА. Вслед за генералами Снеговым, Понеделиным и Карбышевым Лукин отказался от предложенной чести. В ноябре 1943 года к Лукину являлся и ещё один знакомый и бывший сослуживец — начальник штаба 19-й армии комбриг Малышкин. Комбригом он был потому, что после освобождения из лагерей военнослужащие восстанавливались в прежнем звании; а для присвоения нового должен был установленным порядком выйти приказ Наркома. Обиженный на Советскую власть комбриг, наверное, так и не узнал, что приказ о присвоении ему звания генерал-майора был подписан в октябре 1941 года, и именно под этим званием он числится в наших списках предателей. Однако от РОА настолько плохо пахло, что даже глава императорского дома Романовых Кирилл Владимирович, к которому власовцы пробовали обратиться за «монаршей поддержкой», заявил, что с изменниками России дел иметь не желает.

В 1943 году не имевшую никаких сведений о муже жену Лукина Надежду Мефодиевну вызвали в Главное управление кадров РККА, где официально объявили, что Лукин находится в плену, но ведёт себя достойно. Она работала экономистом в Наркомате обороны.

Зимой 1944 года Лукина привезли в лагерь под Нюрнбергом, оттуда перевели в крепость Вюльцбург. Там он сидел вместе с моряками советских торговых судов, захваченных немцами 22 июня 1941 года в портах Штеттин и Данциг. Интересным собеседником был В.Ф.Булгаков, бывший секретарь Льва Толстого.

В ноябре 1944 года у немцев случилось очередное обострение. В Праге создаётся «Комитет освобождения народов России» (КОНР); председатель КОНР Власов был назначен и командующим войсками РОА. Однако и теперь группа пленных генералов, в которой был Лукин, отказалась усилить кадровый состав борцов за свободу в немецкой форме.

В Вюльцбурге Лукин впервые увидел советские погоны: пленного полковника-лётчика Героя Советского Союза Николая Ивановича Власова привезли в лагерь в полной форме и даже с наградами. После неудачной попытки побега Власов сумел передать Лукину свою звезду Героя (№756), которую Лукин передал впоследствии в Управление кадров НКО СССР. Сам же Власов позднее был расстрелян в Маутхаузене.

С приближением союзников пленных из Вюльцбурга повезли в Мосбург, но, пока их довезли, оказалось, что лагерные власти как раз сдают контингент новым комендантам, американскому и английскому. Вечером 8 мая 1945 года им, впервые за долгое время, удалось, помыться, нормально поесть и переодеться в чистое бельё и предоставленное союзниками обмундирование. Из Мосбурга русские были отправлены в советское репатриационное консульство в Париж.

В июне бывших пленных генералов доставили в Москву для проведения спецпроверки. Лукин прошёл её первым, о чём ему сообщил лично Абакумов. На деле Лукина, как потом выяснилось, Сталин поставил резолюцию: «Преданный человек. В звании восстановить, если желает, направить на учёбу. По службе не ущемлять».

Вот только после утраты партбилета Лукин считался механически выбывшим из партии — сейчас не каждый способен понять, что это значило. Лукина вызвал Министр обороны Булганин и сделал ему несколько предложений по дальнейшей службе; но быть беспартийным начальником курсов «Выстрел» или Главного управления военно-учебных заведений он посчитал для себя неприемлемым. И вышел в отставку. В партии его восстановили только через 10 лет.

В 1966 году Маршалы Тимошенко, Жуков, Конев и Еременко вместе с генералом армии Курочкиным обратились к Брежневу с ходатайством о присвоении Лукину звания Героя Советского Союза. Оно не было поддержано; в СССР не было практики присваивать это звание военачальникам за операции, не завершившиеся победой, а Лукин всё время командовал обороняющимися армиями.

В 1967 году по сценарию Симонова вышел документальный фильм про оборону Москвы «Если дорог тебе твой дом»; в нём участвовали Маршалы Жуков, Конев и Рокоссовский — и генерал Лукин. Жалел ли он о том, что из-за плена не стал Маршалом, как его товарищи-командармы Конев и Рокоссовский? Не думаю. Не в его это было характере. В большой войне у каждого был свой путь, и он прошёл свой достойно.

6 мая 1970 года в статье в Литературной газете Жуков писал о Лукине: «... я испытывал и испытываю чувство восхищения его стойкостью и мужеством... Он остался таким, каким был — скромным, немногословным, истинным героем Отечественной войны и нашей Победы». А 25 мая генерал Лукин умер. Его похоронили со всеми почестями на Новодевичьем кладбище.

Биографическая справка: Михаил Фёдорович Лукин (6 (18) ноября 1892 — 25 мая 1970 ), генерал-лейтенант. Родился в деревне Полухтино, ныне Зубцовского района Тверской области в крестьянской семье, русский. В армии с 1913 года. Участник Первой мировой войны. В 1916 году окончил школу прапорщиков, затем командовал ротой 4-го гренадёрского Несвижского полка имени Барклая де Толли в звании поручика. В Красной Гвардии с 1917 года, в Красной Армии с 1918 года. В 1918 году окончил курсы разведчиков при Полевом штабе РККА. Член ВКП(б) с 1919 года. Во время Гражданской войны — помощник начальника штаба дивизии, командир полка и бригады, начальник штаба дивизии. В 1926 году окончил курсы усовершенствования начальствующего состава при Военной академии имени М. В. Фрунзе. В дальнейшем занимал различные командные должности, в 1935-1937 годах был военным комендантом Москвы. С началом Великой Отечественной войны командовал 16, 20 и 19-й армиями. Руководил обороной Смоленска в июле 1941. В октябре командовал группой армий, окружённых в районе Вязьмы. Тяжело раненным взят в плен, где и находился до освобождения союзниками в конце войны. После прохождения спецпроверки уволился в запас. Вёл большую общественную работу, был вице-президентом общества СССР-Нидерланды, председателем секции инвалидов Советского комитета ветеранов войны. Инициировал производство малолитражного автомобиля «Запорожец», в том числе и с ручным управлением для выдачи инвалидам войны.
Награждён орденом Ленина (1946), пятью орденами Красного Знамени (1921, 1925, 1941, 1946, 1947), орденом Красной Звезды (1967), орденом Трудового Красного Знамени (1932), медалью «XX лет РККА». До революции награждён орденами св. Владимира 4-й степени, св. Анны 4-й степени, св. Станислава 3-й степени.
1 октября 1993 года присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.
Мальчик Alex-SW вне форума  
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
John Doe (17.06.2011), Хакан-Рус (21.01.2011), Хемуль (23.12.2010), чемберлен (22.01.2011)
Старый 23.12.2010, 16:31   #44
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Лизюков Александр Ильич

Лизюков Александр Ильич - начальник штаба группы войск по обороне города Борисова Минской области (Белоруссия), комендант Соловьёвской переправы через реку Днепр (Смоленская область) и командир сводного отряда обеспечения войск оборонявших город Смоленск, полковник.

Родился 13 (26) марта 1900 года в городе Гомеле (Белоруссия) в семье учителя. Русский. Средний брат Героя Советского Союза, полковника Лизюкова П.И. Член ВКП(б) с 1919 года. Окончил 6 классов гимназии.

В Красной Армии с апреля 1919 года. В том же году окончил Смоленские артиллерийские курсы командного состава, в 1923 году - Высшую военную автомобильно-бронетанковую школу в Петрограде, в 1927 году - Военную академию имени М.В. Фрунзе.

В Гражданскую войну командиром взвода А.И. Лизюков участвовал в боях с белогвардейцами, петлюровцами и поляками на Юго-Западном фронте, начальником артиллерии и заместителем командира бронепоезда № 56 "Коммунар" в ликвидации Антоновского крестьяноского восстания (1921 год).

С 1923 года - заместитель командира бронепоезда № 164 5-й Краснознамённой армии на Дальнем Востоке. В 1927-1931 годах - главный руководитель тактики на Ленинградских бронетанковых курсах усовершенствования командного состава РККА, с 1931 года в штабе начальника вооружения РККА, с 1933 - командир 3-го отдельного танкового батальона в Московском военном округе, с 1934 года - командир отдельного тяжелого танкового полка, с марте 1936 года - командир 6-й отдельной танковой бригады имени С.М. Кирова Ленинградского военного округа. В 1935 году в составе советской влоенной делегации около месяца находился во Франции на крупных военных маневрах.

С 1940 года - преподаватель Военной академии механизации и моторизации РККА, и в конце того же года назначается заместителем командира 36-й танковой дивизии Западного Особого военного округа. Приказом Наркома обороны СССР от 21 июня 1941 года полковник Лизюков А.И., находившийся в отпуске в Москве, получает назначение на должность начальника 1-го отдела автобронетанкового управления Западного особого военного округа...

На второй день после начала Великой Отечественной войны полковник Лизюков А.И. вместе с 16-летним сыном Юрием выехал из Москвы на фронт. Прибыв ранним утром 26 июня 1941 года в белорусский город Борисов, который оборонял гарнизон под командованием корпусного комиссара Сусайкова И.З., А.И. Лизюков был назначен начальником штаба обороны этого города.

"Полковник Лизюков А.И. с 26 июня по 8 июля 1941 года работал начальником штаба группы войск по обороне г. Борисова. Проявил максимум настойчивости, энергии и инициативы. Буквально под непрерывной бомбёжкой со стороны противника, не имея средств управления т. Лизюков своей настойчивой работой обеспечил управление частями. Лично проявил мужество и храбрость. Пренебрегая опасностью, тов. Лизюков появлялся среди бойцов и командиров на важнейших участках и восстанавливал необходимый порядок" (Из наградного листа).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 августа 1941 года за умелое управление войсками и проявленные при этом решительность и мужество полковнику Лизюкову Александру Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 531).

С конца августа 1941 года один из первых Героев Великой Отечественной войны командует 1-й Московской мотострелковой дивизией 16-й армии Западного фронта, преобразованной "за боевые подвиги, организованность, дисциплину и примерный порядок" в 1-ю гвардейскую Московскую мотострелковую дивизию с вручением гвардейского знамени.

В декабре 1941 года А.И. Лизюков назначается командиром 2-го гвардейского стрелкового корпуса на Северо-Западном фронте и участвует в Демянской наступательной операции. 10 января 1942 года полковнику Лизюкову А.И. присвоено воинское звание "генерал-майор". С апреля 1942 года - командир 2-го танкового корпуса на Брянском фронте. С июня 1942 года - командующий 5-й танковой армией на том же фронте. Армия принимает участие в боях на воронежском и валуйско-россошанском направлениях. Однако попытка мощного контрудара силами армии во фланг и тыл группировке немецких войск, наступавшей на Воронеж, не удалась. По Директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 15 июля 1942 года сильно поредевшая в боях армия была расформирована.

Генерал-майор Лизюков А.И. был назначен командиров 2-го танкового корпуса и во главе его вёл упорные бои на западном берегу Дона. В этом сражении он погиб 25 июля 1942 года близ села Медвежье Семилукского района Воронежской области. В этот день, не имея сведений от прорвавшегося в район Русско-Гвоздевских высот 89-го танкового батальона 148-й танковой бригады, он с её полковым комиссаром Асоровым пошёл в бой на танке "КВ". При штурме вражеских окопов танк Лизюкова был подбит. Командарм приказал экипажу покинуть машину. Сам вылез последним. Автоматная очередь настигла его у башни...

Генерал Лизюков А.И. похоронен в братской могиле № 344, расположенной на территории 8-летней школы села Медвежье Семилукского района Воронежской области. В мае 2009 года останки генерала были перезахоронены на Аллее Славы в Воронеже.

Награждён 2-я орденами Ленина (16.08.36; 05.08.41), медалью "XX лет РККА" (1938).

Именем генерал-майора Лизюкова было названо Саратовское высшее командно-инженерное училище. В городе Гомеле именем братьев Лизюковых названа улица. Летом 2009 года в Воронежской области на уборку урожая вышел первый в России именной комбайн «КЗС-1218» — «Командарм Лизюков».
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Старый 23.12.2010, 21:30   #45
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Баранов Михаил Дмитриевич

Я хочу рассказать о летчике, который участвовал в Сталинградской битве.

Баранов Михаил Дмитриевич

Родился 21 Октября 1921 года в деревне Горки, ныне Кингисеппского района Ленинградской области, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. Работал учеником, затем токарем на заводе имени С. М. Кирова в Ленинграде. Окончил Центральный аэроклуб. С 1939 года в рядах Красной Армии. В 1940 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков.

С Июня 1941 года Лейтенант М. Д. Баранов в действующей армии. Боевую деятельность начал на Южном фронте, где и открыл счёт своих побед.

К Июню 1942 года командир звена 183-го истребительного авиационного полка (269-я истребительная авиационная дивизия, 8-я Воздушная армия, Юго - Западный фронт) Старший лейтенант М. Д. Баранов совершил 176 боевых вылетов (из них 83 на штурмовку наземных целей), в воздушных боях сбил 20 вражеских самолётов и 6 уничтожил на аэродромах.

12 Августа 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Погиб 17 Января 1943 года в авиационной катастрофе. Похоронен в городе Котельниково Волгоградской области. На могиле установлен памятник. О подвигах Героя рассказывают и экспонаты Волгоградского музея обороны, одна из улиц города носит его имя. В городе Сланцы Ленинградской области установлена мемориальная доска.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени ( дважды ).


Любимец 183-го истребительного авиаполка. После яростного боя 6 Августа 1942 года, в котором ему удалось сбить 4 самолёта противника, Баранов стал любимцем всей страны. Худенький 20-летний мальчишечка радостно смотрит на нас с фотографий первых военных лет. Меньше всего в нём видится грозный воздушный боец, скорее, весёлый заводила, выдумщик, шутник и организатор смешных проказ. Но мальчишечка был виртуозным лётчиком, мастером воздушной стрельбы, получившим от Бога не только редкостные физические качества, но и талант тактика. Известно, что за ним специально охотились немцы. Их асы были много опытнее Михаила, авиация Германии в то время господствовала в воздухе, а новые модификации вылизанных "Мессеров" превосходили его "Як" по многим параметрам, но сбить его под Сталинградом им так и не удалось...


...Свою первую победу молодой лётчик одержал 22 Сентября 1941 года, сбив истребитель Ме-109. Радость его была беспредельна. Он улыбался, потирал руки и говорил сам себе: "Ура ! Есть один ! Молодец, Миша ! Угробил гада ! Читай газеты, мама, читай газеты !".

Когда он после своей первой победы возвращался на аэродром, неожиданно вблизи него появились 4 вражеских истребителя. Они шли наперерез. Горючее было на исходе. И тут произошло неожиданное. Баранов резко бросил машину в сторону противника и ринулся им навстречу. "Мессеры" шарахнулись врассыпную, ошеломлённые дерзким маневром советского лётчика.

Вскоре он сбил ещё несколько самолётов и осенью 1941 года был награждён орденом Красного Знамени, а вскоре - вторым.

К концу Октября 1941 года, после захвата Мириуполя и Таганрога, южная группа немецких войск готовилась к широкому наступлению на Ворошиловградском, Шахтинском и Ростовском направлениях. Главным из них было последнее, ибо Ростов рассматривался противником как "ворота" на Кавказ с его богатейшими месторождениями нефти.

В период, предшествовавший новому наступлению немецких войск, наши лётчики наносили удары по скоплениям их живой силы и техники, активно вели воздушную разведку. Можно привести десятки примеров мужества и высокого боевого мастерства наших авиаторов, показанных в те дни.

30 Октября в районе Ново - Московское командир звена 183-го истребительного авиационного полка Старший лейтенант М. Д. Баранов сбил вражеский корректировщик "Хеншель-126".

На обратном пути он был встречен 4 Ме-109. Михаил, не раздумывая, пошёл в атаку и меткой очередью сбил одного "Мессера". Остальные Ме-109 поспешили выйти из боя и удалились на запад.

В другой раз, при возвращении из разведки, Михаил Баранов сбил бомбардировщик Ju-88. Экипаж его выбросился на парашютах и был взят в плен. Отважный лётчик совершил в те дни немало подвигов. Отличился он и в воздушных боях на дальних подступах к Сталинграду. Ежедневно Михаил совершал по 4 - 6 боевых вылетов на прикрытие переправ через Дон и боевых порядков войск, на сопровождение штурмовиков и разведку. В одном из вылетов его звено обнаружило на вражеском аэродроме большое скопление самолётов. Атаковав этот аэродром, истребители уничтожили 7 вражеских машин. После возвращения из разведки Баранов доложил командованию результаты полёта и предложил направить на аэродром штурмовики, а затем сам повёл их к цели. Во время удара по аэродрому он лично уничтожил 3 самолёта и 2 зенитных орудия. Четвёртый вражеский самолёт отважный лётчик уничтожил уже в воздухе.

А потом пришла беда. Возвращаясь с боевого задания, Михаил наткнулся на пятёрку вражеских истребителей. Боеприпасы были на исходе, но лётчик принял неравный бой. Последней очередью прошив вражеский самолёт, тут же почувствовал тупую боль в ноге и увидел, что его машина горит. При приземлении на парашюте толчок о землю пришёлся на раненую ногу и он потерял сознание. С большими трудностями более 2-х недель выходил он с оккупированной территории, пробираясь к "своим", по-дороге застрелил вражеского солдата.

И вот наконец госпиталь. Приговор врачей был однозначен - ампутация ноги. Но отважный лётчик его отверг. Перенеся несколько тяжёлых операций, Баранов вновь возвратился в строй.
Поздравление с очередной победой...

Но особенно отличился Михаил Баранов чуть позже - в период боёв уже непосредственно за Сталинград. Воевал он смело и граммотно, а в одной из схваток сбил известного немецкого аса.

Уже к Июню 1942 года Михаил совершил 176 боевых вылетов и сбил в воздушных боях 20 вражеских самолётов. Ещё 6 - уничтожил на аэродромах. Вспоминая о тех днях, Герой Советского Союза Иван Иванович Пстыго писал:

"В те дни загремела, я не боюсь этого слова, зажглась звезда боевой славы заместителя командира эскадрильи Старшего лейтенанта Михаила Дмитриевича Баранова. С нами рядом воевал их 183-й истребительный авиационный полк. Мы подолгу стояли на одних аэродромах. И Баранов нередко сопровождал меня во время боевых вылетов. Он защищал нас, штурмовиков, от истребителей противника преданно и умело.

Среднего роста, с виду не богатырь, с веснушками на лице, Баранов был чрезвычайно скромным и даже застенчивым человеком. Сбив истребитель противника, пытавшегося атаковать штурмовиков, вечером, обычно за ужином ( столовая у нас была совместной ), Михаил нередко просил подтвердить свою работу. Мы всегда это выполняли с охотой и воодушевлением. Как же красиво пилотировал истребитель Баранов ! Да и с вражескими самолётами он дрался красиво.

В одном из полётов на обратном пути от цели домой нам попался немецкий связной самолёт Fi-156 "Шторх" - нечто вроде нашего По-2. Мы решили сбить его, сделали несколько заходов, но всё неудачно. "Шторх" маневрирует, да и летит себе. Баранов наблюдал эту картину и передаёт по радио:

- "Горбатые", отойдите - ка в сторону и смотрите, как бъют эту дрянь !

Мы отошли, а Михаил устремился в атаку и открыл огонь. "Шторх" сразу же вспыхнул и сгорел на земле...

Потом мы долго на досуге обсуждали этот случай. Я любопытствовал у Михаила, а он меня учил - как грамотно брать упреждение, куда целиться и многим другим своим профессиональным "тайнам" воздушного боя. Школа Баранова пригодилась, пошла в прок.
Доклад Баранова о новой победе...

Михаил всегда умел завоевывать тактическое превосходство над противником, даже если тот имел численное преимущество. Его выражение: "Истребитель не считает противника, а бьёт его" - стало крылатым. К концу Августа 1942 года Баранов имел уже на боевом счету 24 сбитых самолёта противника. Это был, конечно, большой мастер своего дела, настоящий ас!

Жизнелюб по натуре, отменный певун и плясун, он люто ненавидел врага и, бывало говорил: "Сколько раз увижу фашиста - столько раз и убью гада!". А ведь добрейшей души был человек. Помню, в Июле - Августе 1942 года, во время боёв за Сталинград, многие беженцы и местные жители, не успев перебраться в тыл, прятались с детьми по землянкам. Смотрим, Михаил раз, другой откладывает часть завтрака или обеда, заворачивает в бумагу и подается к землянкам.

Заглянули и мы следом. Оказалось, целый месяц Миша подкармливал, спасая от голода, мать с 3-мя малышами... Стали и мы урезать свой паёк, поставив эту семью на довольствие".

6 Августа 1942 года Михаил Баранов совершил подвиг, прославивший его имя на все времена. В этот день он во главе звена истребителей Як-1 вылетел на перехват вражеских пикировщиков Ju-87, шедших к городу Котельниково под прикрытием истребителей Ме-109. Не смотря на то, что силы били неравными, наши лётчики вступили в бой. Пока другие истребители вели бой с "Юнкерсами", Баранов смело врезался в строй "Мессершмиттов". Расстроив боевой порядок, тут же сбил одного из них.

Продолжая схватку с "Мессерами" он заметил шестёрку "Юнкерсов", которые шли в сторону наших войск. Баранов мгновенно оценил обстановку - надо во что бы то ни стало сорвать замысел врага. С первой атаки он поджёг "Юнкерс", а остальные повернули назад. Набрав высоту, Михаил увидел пятёрку Ме-109, нападавших на наш штурмовик Ил-2. Михаил поспешил к нему на выручку, врезался во вражеский строй. Ещё один из "Мессеров", объятый пламенем, свалился вниз.

Бой продолжался, но у Баранова кончились боеприпасы. Ложными атаками он сковывал противника, а штурмовик тем временем благополучно уходил на свою территорию. Заняв удобную позицию, Михаил на глазах у наших бойцов, следивших за боем с земли, настиг ещё одного "Месса" и правой плоскостью ударил его по хвостовому оперению. [В этот день, в этом же районе был сбит один из асов I. / JG 53 "Pik As", Лейтенант Ганс Роухриг (Hans Rouhrig), вероятно и ставший одной из жертв М. Д. Баранова.]

Баранов выбросился из повреждённой машины и раскрыл парашют. Едва он приземлился (на нейтральной территории ), немецкие миномётчики открыли шквальный огонь. На помощь смельчаку пришли наши пехотинцы. Они рванулись вперёд и вынесли его из зоны огня.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 Августа 1942 года Михаил Дмитриевич Баранов был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

13 Августа 1942 года газета "Правда" в корреспонденции о воздушных боях на Дону сообщала: "Старший лейтенант Михаил Баранов - выдающийся лётчик-истребитель. На днях только в одном бою он сбил 4 немецких самолёта. Последний вражеский самолёт он протаранил".

Комментируя этот эпизод известный советский лётчик - истребитель Борис Ерёмин писал:

"На заключительном этапе войны многие наши известные асы в одном бою сбивали по 2 и даже по 3 вражеских самолёта. Но это даже для того времени было редкостью, а что говорить о лете 1942, когда противник был на редкость силён и держал в своих руках инициативу ! Тогда это было настоящим подвигом. Не случайно из тех, кто начал воевать с первых дней войны, в лётном составе уцелели буквально единицы. В массе своей до победы дожили те лётчики, которые начали воевать уже в 1943 году и позднее".

В различных изданиях весьма часто публикуется фото самолёта Михаила Баранова с 24 звёздами, по числу его личных побед. Но, при этом, обычно отрезают правую часть фотографии. На ней же есть одна очень любопытная деталь - над звездой имеется надпись - "Гроза фашистов - М. Д. Баранов".

После тяжёлого воздушного поединка под Сталинградом в Августе 1942 года, когда Михаил сбил 4 немецких самолёта, он часто болел. Медкомиссия отстранила его от полётов, но он продолжал летать. Вскоре был Баранов был назначен штурманом 9-го Гвардейского истребительного авиаполка. Однако недолеченные раны дали о себе знать. В середине Ноября, в одном из полётов, судорога свела ногу и Михаил едва не разбился. Его направили в дом отдыха. Там ему стало хуже и он попал в госпиталь.

Вернулся в свой полк Баранов лишь 15 Января 1943 года. Медицинское заключение, с которым он прибыл на фронт, гласило: "Подлежит амбулаторному лечению в части, к полётам временно не допускать". Однако Михаил не представлял себя без неба и вскоре добился разрешения на учебно - тренировочные полёты. 17 Января 1943 года он поднялся в воздух на самолёте Як-1, однако вскоре был вынужден приземлиться - машина оказалась неисправной. Спустя некоторое время он вторично поднялся в небо и стал выполнять над аэродромом фигуры высшего пилотажа. Внезапно машина перевернулась на спину и почти отвесно пошла вниз. Истребитель со страшной силой ударился о мёрзлую землю и тут же взорвался... Причина гибели лётчика осталось невыясненной.

Общий итог боевой деятельности М. Д. Баранова, в различных источниках, трактуется по разному. Чаще всего приводятся следующие цифры - 24 лично и 28 в группе сбитых самолётов противника, в 176 боевых вылетах. Реже приводятся и другие, например - в 285 боевых вылетах и 85 воздушных боях. При этом, в одних случаях, эти победы он имел к Июню 1942 года, в других - к концу Августа!

Следует отметить, что в некоторых источниках приводятся и другие цифры. Например: 31 личная и 28 групповых побед, или - 16 личных 8 групповых побед ( последние цифры приведены в книге воспоминаний Героя Советкого Союза Николая Александровича Козлова - "В огне сражений" ).
__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Старый 24.12.2010, 15:54   #46
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию



Масалов
Николай Иванович
1922 - 2001

Масалов Николай Иванович родился в п. Тяжин Кемеровской области в 1922 г.
Он был призван Тисульским райвоенкоматом Кемеровской области, когда формировалась 62-я армия. Масалов сражался на Мамаевом кургане рядовым стрелком, в дни боев на Северном Донце стал пулеметчиком, при форсировании Днепра командовал отделением, после освобождения Одессы его назначили помощником командира комендантского взвода, на Днестровском плацдарме был ранен, через четыре месяца, при форсировании Вислы, снова ранение, но гвардеец остался в строю и весь путь от Вислы до Одерского плацдарма шел с забинтованной головой.

<p> 26 апреля 1945 года во время взятия Берлина за час до начала артподготовки для взятия аэродрома Темпельхоф знаменщик 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Масалов принес знамя полка к Ландвер-каналу. …Путь к центру Тиргартена с юга преграждал глубокий с отвесными бетонированными берегами канал. Мосты и подступы к нему густо заминированы и плотно прикрыты огнем пулеметов. …До атаки гвардейцев осталось минут пятьдесят. Наступила тишина, как перед бурей, - тревожная, напряженная. И вдруг в этой тишине, нарушаемой лишь треском пожаров, послышался детский плач. Словно откуда-то из-под земли, глухо и призывно звучал голос ребенка. Плача, он повторял одно, понятное всем слово: "Муттер, муттер…" "Кажется, это на той стороне канала", - сказал товарищам Масалов. Он подошел к командиру: "Разрешите спасти ребенка, я знаю, где он". Ползти к Горбатому мосту было опасно. Площадь перед мостом простреливалась огнем пулеметов и автоматических пушек, не говоря о минах и фугасах, запрятанных под землей. Сержант Масалов полз вперед, прижимаясь к асфальту, временами прячась в неглубоких воронках от снарядов и мин. Вот он пересек набережную и укрылся за выступом бетонированной стенки канала. И тут снова услышал ребенка. Тот звал мать жалобно, настойчиво. Он будто торопил Масалова. Тогда гвардеец поднялся во весь рост - высокий, могучий. Блеснули на груди боевые ордена. Такого не остановят ни пули, ни осколки. Масалов перекинулся через барьер канала… Прошло еще несколько минут. На миг смолкли вражеские пулеметы. Затаив дыхание, гвардейцы ждали голос ребенка, но было тихо. Ждали пять, десять минут… Неужели напрасно рисковал Масалов?.. Несколько гвардейцев, не сговариваясь, приготовились к броску. И в это время все услышали голос Масалова: "Внимание! Я с ребенком. Прикройте меня огнем. Пулемет справа, на балконе дома с колоннами. Заткните ему глотку!.." Тут началась артподготовка. Тысячи снарядов и тысячи мин как бы прикрывали выход советского воина из зоны смерти с трехлетней немецкой девочкой на руках. Ее мать, вероятно, пыталась бежать из Тиргартена, но эсэсовцы стали стрелять ей в спину. Спасая дочку, она укрылась под мостом и там скончалась. Передав девочку санитаркам, сержант Масалов снова встал у знамени полка, готовый к броску вперед".

Этот военный эпизод послужил прототипом всемирно известного монумента Вучетича в Трептов-парке в Берлине. Воина с опущенным мечом в одной руке и маленькой девочкой, которую он бережно поддерживает другой, стоит на постаменте, сам постамент - на зеленом холме, и кажется, что воин возвышается не только над площадкой, а взмывает над парком и всей страной.

А сам Н. И. Масалов так и прожил всю свою жизнь в родном поселке Тяжин Кемеровской области, хотя ему в свое время предлагали переехать на жительство в Германию, поскольку он был почетным гражданином Берлина. Последние годы Николай Иванович не поднимался с постели - давали о себе знать осколки немецких снарядов, оставшиеся в ногах и груди. Его единственная дочь Валентина почти еженедельно вызывала "скорую", но врачи не всесильны… В декабре 2001 года на 79-м году жизни он скончался и похоронен на местном кладбище. А в центре Тяжина еще при жизни солдата был установлен такой же памятник, как в Трептов-парке, только гораздо меньших размеров. И цветы возле него всегда есть. Живые…

Мальчик Хакан-Рус вне форума  
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Хемуль (05.06.2012), чемберлен (22.01.2011)
Старый 19.01.2011, 00:25   #47
чемберлен
VIP
 
Аватар для чемберлен
 
Регистрация: 27.11.2009
Адрес: Киев
Сообщений: 10,397
Сказал(а) спасибо: 9,164
Поблагодарили 13,963 раз(а) в 5,492 сообщениях
Репутация: 2801
По умолчанию

- Я своей Родине давно принес присягу. Военные второй раз не присягают... Тимур Апакидзе


Цитата:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%...BC%D1%83%D1%80

Цитата:
Тиму́р Автанди́лович Апаки́дзе (4 марта 1954, Тбилиси, Грузия — 17 июля 2001, гарнизон «Остров», Псковская область) — Герой России, лётчик-снайпер, генерал-майор авиации. Представитель грузинского княжеского рода Апакидзе
В 1971 году окончил Ленинградское нахимовское военно-морское училище, также окончил Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков (ЕВВАУЛ) имени В. М. Комарова в 1975 году, Военно-морскую академию имени А. А. Гречко в 1986 году, Военную академию Генерального штаба в 2000 году.

В 1975 году по окончании ЕВВАУЛ лейтенант Т. А. Апакидзе направляется на Балтийский флот в качестве лётчика отдельного гвардейского морского штурмового авиационного полка (Су-17М). К 1983 году он — заместитель командира отдельного гвардейского морского штурмового авиационного полка.

В 1986 году командир Сотого корабельного истребительного полка Центра корабельной авиации ВМФ (базовой аэродром — Саки, Украина), а потом и его начальник. 26 сентября 1991 года первым из российских морских лётчиков совершил посадку на палубу тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», на первом российском серийном палубном истребителе Су-27К, который сегодня известен как Су-33. - это было на внешнем рейде Севастополя, я тогда на Угольной {то самое место, где в 1916-м "Императрица Мария" взорвалась} командовал спусками, всё это видел своими глазами (БИ). 11 июля 1991 года из-за отказа системы дистанционного управления потерян один из первых серийных Су-27К-Т-10К-8. Пилотировавший его Апакидзе катапультировался.

После распада Советского Союза сыграл ключевую роль в сохранении «Адмирала Кузнецова» в составе Военно-Морского Флота России. В связи с опасениями предъявления на него претензий с украинской стороны, 1 декабря 1991 года крейсер был экстренно и тайно выведен из Севастополя и переведён на Северный флот. Вместе с ним на Север перевелись около восемнадцати лётчиков и сотня из инженерно-технического состава Сотого полка. По воспоминаниям лётчиков, «у Апакидзе была идея поднять полк и увести его в Россию целиком. Но когда по телевизору показали Кравчука, целующегося в Ялте с Ельциным, он понял, что не стоит подставлять людей и становиться заложником продажных политиков». При повторном принятии присяги на верность новому государству — Украине, Апакидзе вышел из строя и сказал: «Я своей Родине давно принес присягу. Военные второй раз не присягают…» Прослужил до июня 1992 года в должности начальника воздушно-огневой и тактической подготовки авиационного полка в городе Саки.

В 1992 году переведён на Северный флот на военный аэродром Североморск-3 и назначен начальником воздушно-огневой и тактической подготовки — старшим лётчиком смешанной корабельной авиационной дивизии ВВС СФ. Однако в те годы у российской армии не было средств на содержание палубной авиации: на горючее для учебно-тренировочных полётов, на постройку новых машин, происходили сокращения личного состава. В тех условиях перед Апакидзе поставили задачу сажать самолёты на палубу, иначе авианосец должен был разделить участь своих недостроенных собратьев — пойти под нож.

В 2000 году по окончании Военной академии Генерального штаба генерал-майор Апакидзе назначен заместителем командующего авиацией Военно-Морского Флота России. Налетал 3 тысячи часов на 13 типов самолётов. На счету Апакидзе 300 посадок на палубу крейсера в Чёрном, Средиземном морях, в Атлантике и на Севере. Входил в пятёрку пилотов, освоивших известную во всем мире «кобру Пугачёва» и «колокол».

Одним из первых среди авиаторов-североморцев удостоен звания Героя Российской Федерации (17 августа 1995 года).

Погиб 17 июля 2001 во время показательных выступлений на празднике в честь 85-летия ВМА в Центре боевой подготовки и переучивания лётного состава авиации ВМФ под Псковом. Апакидзе, выполнив все фигуры высшего пилотажа, заходил на посадку, когда его самолёт, находившийся в нескольких километрах от взлётно-посадочной полосы, «повёл себя неустойчиво». После доклада об этом на пункт управления полётами, лётчику поступила команда катапультироваться. Однако, Апакидзе решил не катапультироваться и оставался в пилотской кабине до момента удара самолёта о землю и его взрыва, стремясь сохранить самолёт. Однако по мнению госкомиссии, Апакидзе погиб «вследствие психофизической перегрузки». Пилот отключил ограничители предельных углов атаки и перегрузки, чтобы выполнить сложные фигуры пилотажа. В результате во время одного из манёвров он испытал восьмикратную перегрузку и потерял контроль над машиной.
Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.
У Тимура Автандиловича мама была русская. Он - полукровка. Это, конечно, неважно, но истинные современные грузины могут возмутиться. Поэтому позволю себе внести эту поправку.

Впрочем тогда мне придётся окончательно обидеть "истинных современных грузин" и их бесноватого фюрера-"галстукоеда". Безразлично, кто были у Апакидзе мать и отец. Генерал-майор Апакидзе был РУССКИМ. Русский - это не национальность такая. Это - состояние души такое.
__________________
В дні сумнівів, в дні обтяжливих роздумів про долі моєї батьківщини, - ти один мені підтримка і опора, об велику, могутню, правдиву і вільну російську мову!
Мальчик чемберлен вне форума  
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Alex-SW (21.01.2011), Хакан-Рус (19.01.2011), Хемуль (19.01.2011)
Старый 21.01.2011, 12:30   #48
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Бог диверсий

«Паровоз зацепил самодельную мину, изготовленную из обычной автомобильной шины, начинённой взрывчаткой, и втащил её в туннель на глазах охраны. Раздался приглушённый хлопок взрыва… Эшелон с боеприпасами горел и взрывался несколько суток. Путь оказался сильно повреждённым, а туннель – завален. Рельсы, вплавленные в камень, противнику пришлось вырезать автогеном и рвать динамитом. Фашисты, наступавшие на Пособланко, очень нуждались в этой дороге. Диверсия явилась для них тем более неожиданной, что после нашей первой неудачной попытки взорвать туннель мятежники поставили на его охрану почти целый батальон. Могли ли они предполагать, что роковую мину втащит сюда их же паровоз?!»

Из книги И.Г.Старинова «Записки диверсанта»

БОГОМ диверсий называли в Испании и Югославии полковника Илью Григорьевича Старинова. Потом под этим званием он «прописался» и на Родине. Не знаю, есть ли его имя в Книге рекордов Гиннесса, но он мог бы попасть туда не по одной номинации. «Дедушка советского спецназа», «самый знаменитый полковник столетия» — только это чего стоит! Кстати сказать, Илья Григорьевич побил все рекорды, прослужив в полковничьем звании почти два десятка лет. Трижды он был представлен к званию Героя Советского Союза, пять раз – к генеральскому званию и что-то около восьми раз был приговорён к расстрелу. Чуть не расстреляли без суда и следствия свои же буквально в первые дни войны: он показал мандат за подписью маршала Тимошенко, что уполномочен организовывать взрывы мостов, железных и автодорог после отхода наших арьергардных частей. Его в шесть секунд обезоружили, и армейский майор веско проговорил: «Допрыгался, фашистская сволочь! Плохо же вас ваши хозяева готовили». Слава богу, энкавэдэшники внесли ясность: за мосты и железные дороги в ту пору отвечали не Наркомат обороны, а внутренние войска, поэтому даже подлинная подпись Тимошенко в данном случае мало что значила. Это обстоятельство говорит о том, что бдительность наши офицеры в канун войны отнюдь не утратили, она была на высоте.
Илья Григорьевич родился почти вместе с новым веком – 2 сентября 1900 года. Скончался на 101-м году жизни 18 ноября 2000-го. Успел отметить своё столетие гигантской вереницей посетителей его скромной квартиры. Родился он в селе Войково на Орловщине (ныне Волховского района). В Гражданскую войну без колебаний принял сторону красных, воевал против Деникина и Врангеля. В 1919-м был ранен и угодил в плен, а наутро должен был через расстрел «присоединиться к большинству», как говорят англичане, но выручила русская смекалка: сумел бежать вместе с группой товарищей в первую же ночь плена. В 1921 году поступил в Воронежскую школу военных железнодорожных техников и по окончании её направлен в 4-й Краснознамённый железнодорожный полк начальником подрывной команды. Диверсии на железных дорогах в ту пору ещё были «модным» занятием (отзвуки Гражданской войны), поэтому Старинова не раз привлекали к экспертным работам по случаям подрывов. Уже в 1924 году он изобрёл свою первую мину-сюрприз против диверсантов на малых мостах (именно они больше всего страдали от диверсий). А всего «именных» мин у него не менее десятка, не считая полутора сотен закрытых монографий по минно-взрывному делу.
Учёба в Ленинграде, командование 7-й ротой 4-го Краснознамённого Коростенского полка, строительство железнодорожной ветки Орша – Лепель. Тревожный 1929-й год. Ещё до возникновения фашизма в Европе наши аналитики в погонах прекрасно понимали, что военным надо готовиться к грядущей войне. Стране – тоже. Идея Михаила Васильевича Фрунзе о заблаговременной подготовке подпольщиков-диверсантов на случай частичной оккупации нашей территории начала проводиться в жизнь, и Старинов принял в этом самое непосредственное участие. С 30 января 1930 года он официально работает в 1-м управлении Главного штаба РККА, обучает строго засекреченные кадры — будущий партизанский актив. Его перебрасывают на западную границу, в Тирасполь; отряд орденоноски Мирры Сахновской, в который он входил, переподчиняют Главному разведывательному управлению ГШ. В школе диверсантов под руководством Кароля Сверчевского Илья Григорьевич готовит не только своих, советских, но и две группы китайцев, поляков, демонстрирует азы диверсионной техники перед А.Марти, П.Тольятти, А.Завадским, В.Пиком. Всего же было обучено около 60 команд – почти 1400 человек. 1640 сложных зарядов и зажигательных трубок к ним упокоились в засекреченных схронах, о которых знал весьма ограниченный круг посвящённых.
В августе 1933 года направляется на повышение специального образования, поступает сразу на 2-й курс железнодорожного факультета Академии РККА и одновременно занимается закладкой минно-взрывных средств (для длительного хранения) на случай боевых действий. Базы-схроны закладывались и за границей СССР — на территории Польши и Румынии, даже в водах Дуная. (Отметим ещё раз: это всё – западная граница страны, откуда и ожидалось нападение.) Сам Илья Григорьевич пишет: «О размахе подготовки этих приготовлений можно судить по следующему факту: работали три партизанские школы, две – в ГРУ и одна в ОГПУ. Большая школа на Холодной горе в Харькове находилась в ведении ОГПУ. Школа в Куперске готовила людей, пришедших на нашу сторону из районов Западной Украины и Белоруссии. В каждой школе одновременно обучались по 10-12 человек, хорошо законспирированных. Они готовились около 6 месяцев. Большая школа была в Киеве».

ЛЕГЕНДЫ СПЕЦНАЗА: Бог диверсий

В 1935 году по инициативе главного армейского политрука Льва Мехлиса и его сторонников работы по закладкам баз стали неуклонно сворачивать, а подготовленные партизаны через лубянское мелкое «сито» потекли в солнечную Колыму. Серийное производство мин было свёрнуто, а чертежи их оригинальных конструкций бесследно исчезли вместе с гениальными головами авторов-разработчиков.
Старинова Бог хранил: в 1936 году «по блату» он в качестве военного советника-инструктора через шесть границ прибывает в воюющую Испанию. Ходит на «боевые» в составе разведгруппы Доминго Унгрии – бесстрашного командира, который довёл численность своих разведчиков-диверсантов от небольшой группы до партизанского корпуса. Боевая практика позволяет Старинову разрабатывать новые виды мин. Тогда впервые была применена наиболее эффективная ПМС (поездная мина Старинова), о чём говорилось вначале. Позже – АС (автомобильная Старинова). Всё просчитано, проверено. Тогда же заработали против франкистов малые магнитные мины, действие которых «рассекретили» в одном из советских фильмов 60-х годов (потом их усовершенствовали англичане), мины, поставленные на неизвлекаемость. Широко применяли «лас бомбас де мано» — ручные гранаты со специальным взрывателем.
Операция с «троянским мулом» в Андалузии, думаю, вошла в учебники спецназа. Мятежники засели в хорошо укреплённом монастыре, и взять его штурмом не представлялось возможным. Отловили монастырского мула, навьючили на него 20 килограмм динамита, ящик с негодными патронами и обрезками железа и пустили в направлении монастыря. Длинноухий «диверсант» отправился по знакомой дорожке к монастырским воротам. Его впустили. Дальнейшее понятно: белый флаг и сдача на милость победителей… Илья Григорьевич считал, что настоящая партизанская война родилась в Испании, но подготовка к ней не прекращалась со времён Гражданской войны в России. В Испании под руководством Ильи Старинова был взорван штаб итальянской авиабригады, крупный железнодорожный мост (радиоуправляемой миной), поезд в 30 вагонов с марокканской кавалерией. О «мелочах» можно и не вспоминать – пальцев не хватит.
В конце июня 1937 года военный советник Кольман спросил Старинова: не читал ли он последних советских газет, не слушал ли радио? Нет, не до того!.. Оказалось, что 11 июня состоялся суд над Тухачевским, Уборевичем, Якиром, Корком, Эйдеманом, Примаковым, Путной. Практически со всеми «врагами народа» Старинов был знаком лично. Забегая вперёд, скажем, что он также не раз встречался с Кагановичем, Маленковым, Хрущевым, Ворошиловым, Василевским, Шапошниковым, Куликом, Блюхером, Карбышевым. С этим заплечным грузом опасных знакомств осенью 1937 года он вернулся на Родину. Подпольщики, которых он готовил, куда-то поисчезали, а из тех редких, кто ещё остались на воле и при деле, никто не предложил переступить через порог: из загранки вернулся, а вдруг завербован... Прошёл проверку: сам собирал справки о своём крестьянско-бедняцком происхождении и участии в Гражданской.
Финская война, возможно, вывела его из-под удара: всё-таки высококлассный спец по минированию и разминированию. Как вспоминал Илья Григорьевич, «мины были всюду: на дорогах, на мостах, железнодорожных путях, в покинутых домиках. Мины таились под снегом, прятались под кучей хвороста, под небрежно брошенными на обочине дорог досками, под колёсами оставленных повозок, даже под трупами убитых вражеских солдат». Финская «кукушка» всадила ему в правую руку две пули, перебив нервы. Из госпиталя он выписался со справкой об инвалидности, но сумел доказать, что его место – в армии. А тут и горюшко подоспело: 22 июня известного года…
С 13 июля Старинов – начальник оперативно-учебного центра Западного фронта. Он спешно обучает группу минёров и организует вылазки в тыл немецких войск через Таганрогский залив. В тыл к немцам его забрасывают трижды после назначения Ворошилова главкомом партизанского движения. Перечислим его должности: помощник Центрального штаба партизанского движения по диверсиям, с мая 1943 года – начальник Украинского штаба по диверсиям, через год – заместитель начальника польского штаба партизанского движения, в августе – начальник штаба военной миссии при главкоме Народно-освободительной армии Югославии. В Харькове его радиоуправляемая мина скопом отправила в мир иной штаб 68-й пехотной дивизии вермахта во главе с её начальником генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном. Войну он заканчивает на Эльбе, имея за плечами подрыв 256 больших и средних мостов, 12000 пущенных под откос вражеских эшелонов и более 2000 выученных специалистов.
Подготовленные Стариновым спецы разрушительно-спасательного дела участвовали практически во всех национально-освободительных войнах на территории разных континентов. Один из его учеников, подполковник спецназа группы «Вымпел» Э. Абдулаев рассказал мне забавный эпизод: «Во время стажировки в Никарагуа наши парни перенимали партизанский опыт у местных товарищей, которые были обучены кубинцами. Кубинцы поведали, что многое они узнали от вьетнамцев. Оказалось, что вьетнамцы переняли опыт китайцев. А китайцев этому делу обучал ещё в двадцатых годах сам Илья Григорьевич Старинов. Круг замкнулся».
ЛЕГЕНДЫ СПЕЦНАЗА: Бог диверсий

В 1956 году он вышел в отставку, но не сидел без дела: около пяти лет проработал старшим научным сотрудником отдела истории Великой Отечественной войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, затем до 1973 года – преподавателем специальных дисциплин в учебных заведениях КГБ СССР. Не худо бы сказать и о наградах «полковника столетия»: два ордена Ленина, пять орденов Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и Дружбы народов, более десятка высоких наград зарубежных стран, боевые и юбилейные медали. Вечный и «запойный» бессребреник. Офицеры «Вымпела», побывавшие у него дома, предложили сброситься с получки и сделать в квартире евроремонт, чтобы хоть как-то усладить закатные дни заслуженного ветерана. Старинов ответил: «Богат не тот, у кого много, а кому достаточно. Спасибо, ребята, не беспокойтесь».
Илья Григорьевич – автор Наставления и Положения по устройству и преодолению заграждений на железных дорогах, диссертации «Минирование железных дорог», романа «Под покровом ночи», трёх специальных книг – «Партизанская война», «Записки диверсанта» и «Мины замедленного действия». В первую чеченскую он консультировал спецназовцев, предлагая использовать партизанскую тактику боевиков и наёмников: клин клином!.. «Они практикуют засады – займитесь тем же. Они делают рейды по нашим тылам – кто вам мешает делать то же самое?!» — и т.п. В год 99-летия «деда советского спецназа» президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» полковник Сергей Гончаров обратился к Президенту России с ходатайством о присвоении Илье Григорьевичу Старинову звания Героя России. Ходатайство осталось незамеченным… Однако офицерское братство живо! Когда славному сыну России исполнилось 99, подоспел к сроку и подарок: в честь Ильи Григорьевича Старинова была названа звезда в созвездии Льва.
Получил-таки он свою «звёздочку»! Заслуженную, немеркнущую…

__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Alex-SW (21.01.2011), Хакан-Рус (21.01.2011)
Старый 22.01.2011, 09:14   #49
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Виктор Николаевич Леонов

Леонов Виктор Николаевич - командир отдельных разведывательных отрядов Северного и Тихоокеанского флотов.

Родился 21 ноября 1916 года в городе Зарайске Московской области в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. С 1931 года по 1933 год учился в фабрично-заводское училище при Московском заводе "Калибр", по окончании которого трудился слесарем-лекальщиком, совмещая работу с общественной деятельностью: член заводского комитета ВЛКСМ, председатель цехового комитета изобретателей, руководитель молодежной бригады.

В рядах Военно-Морского флота с 1937 года. Призван на Северный флот, где прошёл курс обучения в учебном отряде подводного плавания имени С.М. Кирова в городе Полярном Мурманской области, и направлен для дальнейшего прохождения службы на подводную лодку "Щ-402".

С началом Великой Отечественной войны старший краснофлотец В.Н. Леонов обращается с рапортом о зачислении его в 181-й отдельный разведывательный отряд Северного флота, в составе которого с 18 июля 1941 года провёл около 50-и боевых операций в тылу противника. С декабря 1942 года, после присвоения офицерского звания, младший лейтенант Леонов В.Н. - заместитель командира отряда по политической части, а через год, в декабре 1943 года - командир 181-го особого разведывательного отряда Северного флота. В апреле 1944 года ему присвоено воинское звание "лейтенант".

В октябре 1944 года, в период проведения Петсамо-Киркенесской наступательной операции советских войск, разведчики под командованием В.Н. Леонова высадились на занятый противником берег и двое суток пробирались к назначенному пункту в условиях бездорожья. Утром 12 октября они внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровую батарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое число гитлеровцев. Когда появился катер с гитлеровским десантом, совместно с отрядом капитана Барченко-Емельянова И.П. отразили атаки противника, захватив в плен около 60-и гитлеровцев. Тем самым отряд Леонова своими действиями создал благоприятные условия для высадки советского десанта в незамерзающем порту Лиинахамари и последующего освобождения Петсамо (Печенги) и Киркенеса.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу врага и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Леонову Виктору Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5058).
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу врага и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Леонову Виктору Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5058).

По завершении разгрома фашистской Германии война для фронтового разведчика Леонова В.Н. не закончилась. Она продолжилась на Дальнем Востоке, где отдельный разведывательный отряд Тихоокеанского флота под его командованием первым высаживался в портах Расин, Сейсин и Гензон… Одно из самых "громких" дел отряда Леонова В.Н. - пленение в корейском порту Вонсан около трёх с половиной тысяч японских солдат и офицеров. А в порту Гензон, разведчики-леоновцы разоружили и взяли в плен около двух тысяч солдат и двухсот офицеров, захватив 3 артиллерийские батареи, 5 самолетов, несколько складов боеприпасов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года старший лейтенант Виктор Николаевич Леонов удостоен второй медали "Золотая Звезда".

После войны В.Н. Леонов продолжил военную службу на Северном флоте и в Центральном аппарате Военно-Морского Флота СССР. В 1950 году он окончил Высшее военно-морское училище. В 1952 году ему присвоено воинское звание капитан 2-го ранга. Учился в Военно-морской академии, закончив два курса. С июля 1956 года - в запасе.

Дважды Герой Советского Союза капитан 1-го ранга в отставке Леонов Виктор Николаевич скончался в городе-герое Москве 7 октября 2003 года (в день 59-летия начала Петсамо-Киркенесской наступательной операции). Но ни официальные лица, ни средства массовой информации России не выразили соболезнования близким покойного Героя, и не сообщили стране о его уходе из жизни, - ни в день его кончины, ни в день похорон 12 октября 2003 года на Леоновском кладбище Москвы, ни через месяц после смерти...

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, а также орденом КНДР. Удостоен звания "Почётный гражданин города Полярного".

Именем дважды Героя Советского Союза Леонова В.Н. в 1998 году названа детско-юношеская спортивная школа города Полярный.

Журнал ВМФ "Морской сборник" (2004, № 5 (1890), с. 6) сообщил: "В соединении кораблей Северного флота ... состоялась церемония переименования корабля связи "Одограф". Отныне корабль будет носить имя легендарного североморца дважды Героя Советского Союза Виктора Николаевича Леонова".

__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
Хакан-Рус (22.01.2011)
Старый 22.01.2011, 09:32   #50
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию

__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Старый 22.01.2011, 09:48   #51
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию

__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Старый 22.01.2011, 09:58   #52
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Этой истории ровно век. И, хотя она, по известным идеологически соображениям, не вошла в хрестоматию «боевой летописи отечественного флота», видимо настало время, чтобы о ней вспомнить, хотя в некоторых изданиях эта история получила название «Фиумский инцидент».




Прошло пять лет после кровавой и трагической Цусимы, когда флот России еще только-только стал возрождаться и выходить из «постцусимского синдрома», а Россия, соответственно, из потрясений революции 1905-го и последующих восстаний на флоте в Севастополе, Владивостоке, Свеаборге… Но, флот жил, флот снова вышел в море, выполняя не только, как говорят сегодня, учебно-боевые задачи, но и демонстрируя гордый Андреевский флаг вкупе с дипломатическими функциями.

Летом 1910 года эскадра Балтийского флота в составе броненосца «Цесаревич» и крейсеров «Адмирал Макаров», «Рюрик» и «Богатырь» под командованием контр-адмирала Николая Степановича Маньковского совершала поход в Средиземное море. На борту «Цесаревича» находился великий князь Николай Николаевич со свитой, на мачте броненосца развевался великокняжеский флаг. 19 августа эскадра зашла в черногорский Антивари (ныне город Бар Черногории) для участия в праздновании 50-летия царствования черногорского короля Николая I. Торжества проходили в столице страны Цетинье, куда и отправились русские тезки короля, Николай Николаевич и Николай Степанович. Королю был вручен российский фельдмаршальский жезл - таким образом, черногорец стал последним русским фельдмаршалом. После окончания торжеств эскадра отправилась назад в Россию. Великий князь Николай Николаевич по причине неотложных дел не был готов идти в обратный путь вокруг Европы на «Цесаревиче» и решил убыть домой на поезде. Чтобы высадить князя, корабли должны были зайти в принадлежавший Австро-Венгрии порт Фиуме (ныне Риека в Хорватии). Фиуме был одной из главных баз ВМС Австро-Венгрии с мощной крепостью. Русские корабли пришли туда 1 сентября. Обязательным ритуалом при заходе боевых кораблей в иностранный порт или при встрече двух эскадр, принадлежащих флотам разных стран, был обмен так называемым салютом наций, состоящим из 21 залпа (для его осуществления на кораблях имелись специальные салютные пушки). Русский отряд был в Фиуме гостем, поэтому первым дал салют он. Крепость не ответила.


Это было тяжелым оскорблением российского Андреевского флага и вообще России. Тем более, на борту «Цесаревича» находился великий князь. К нему и отправился за консультациями адмирал Маньковский. Однако Николай Николаевич повел себя в этой ситуации, в высшей степени, мягко выражаясь, своеобразно. Оскорбление, нанесенное России, его не задело. Великий князь сказал Маньковскому, что после ухода из Антивари «Цесаревич» идет уже не под его флагом, а под флагом адмирала, следовательно, тому и разбираться в том, что произошло, и решать, как действовать. А сам Николай Николаевич сейчас уже частное лицо, которому пора на поезд. И отбыл на берег. Почти сразу после того, как великий князь покинул борт «Цесаревича», отправившись «вершить свои великие дела», к Фиуме подошла австро-венгерская эскадра, состоящая из 20 броненосцев и крейсеров, под флагом морского министра и командующего военно-морскими силами страны вице-адмирала Монтеккуколи. Снова был необходим обмен салютом наций. Русские были гостями, кроме того, Монтеккуколи был старше Маньковского по званию. Поэтому вновь первыми салют дали русские. Эскадра, как и до этого крепость, не ответила. Это было уже открытым вызовом. Адмирал Маньковский отправился на австрийский флагман за объяснениями.


На трапе австрийского броненосца русского адмирала встретил капитан 1-го ранга флаг-капитан адмирала Монтеккуколи. Он, как бы стесняясь, сообщил, что у австрийского командующего сейчас гости, поэтому принять Маньковского он не сможет.


Это было третье подряд оскорбление, нанесенное теперь уже лично русскому адмиралу. Более того, когда катер с Маньковским отошел от трапа австрийского корабля, ему не дали положенный в этом случае прощальный салют. Вернувшись на «Цесаревич», Маньковский поинтересовался у минного офицера, в ведение которого входила и радиоаппаратура, есть ли связь с Петербургом или, хотя бы, с Севастополем. Офицер, разумеется, ответил отрицательно, слишком слабыми были в то время средства радиосвязи. Адмирал, впрочем, не огорчился, а скорее, даже обрадовался. Теперь он уж точно был сам себе хозяин. — Вот и хорошо, голубчик! – ответил адмирал. - Ни я, стало быть, ни у кого «добро» на действия не испрашиваю, ни мне никто никакой команды не отдаст. Полная автономность! Все беру на себя. Я решил, я за все и в ответе! Ну, с Богом! А дальше будем делать вот что... Не прошло и четверти часа, как к правому трапу «Цесаревича» подошел австрийский адмиральский катер с самим князем Монтекуккули на борту. Встретил его лейтенант барон Ланге, младший флаг-офицер командующего российским отрядом. Лейтенант на чистейшем немецком со всею учтивостью доложил, что командир русского отряда принять его светлость не может, ибо в это время обычно пьет чай. Австрийскому адмиралу ответную пощечину пришлось проглотить. Под прощальный салют княжеский катер убыл к своим кораблям. Вслед за ним от «Цесаревича» отвалил катер с флаг-офицером Маньковского, который подойдя к австрийскому флагману сухо, но весьма твердо передал категорическое пожелание российского контр-адмирала, чтобы завтра, с подъемом флага, крепость и эскадра произвели традиционный салют. — Крепость произведет, — заверил австриец. — А эскадра не сможет. Завтра в четыре утра мы должны срочно уйти в море. — Мне приказано сообщить вам, что ни на какие уступки командир русского отряда не пойдет и эскадру Австро-Венгрии, не получив салюта с подъемом флага, с рейда не выпустит. — Но мы не можем задерживаться! — пыхтел австриец. Российский офицер еще раз повторил условия своего адмирала и, холодно отказавшись от предложенного кофе, спустился в свой катер. Была и еще одна причина такой реакции, ведь с политической точки зрения этот визит, помимо знака уважения и внимания к черногорскому монарху, должен был продемонстрировать европейским государствам и прежде всего соседней Австро-Венгрии возросшую мощь русского флота, готовность России при необходимости прийти на помощь славянским народам, да и себя защитить. Оставлять без ответа такое оскорбление на государственном уровне было нельзя…


— Ну что ж, на уступки пусть не рассчитывают, — сказал Маньковский, выслушав вернувшегося флаг-капитана, и приказал своим кораблям занять новые места. Центральную позицию, прямо на фарватере выхода из Фиумской бухты, заняли «Рюрик» и «Макаров». «Цесаревич» и «Богатырь» встали на внутреннем рейде, ближе к берегу. На кораблях сыграли боевую тревогу, орудия расчехлили и зарядили боевыми снарядами, развернув их на австрийский флагман. Опустилась ночь. На мачтах австрийцев суетно мигали сигнальные огни. Адмирал Маньковский, вспомнив подвиг «Варяга» и свое командование крейсером «Кубань» в годы недавней русско-японской войны, понял, что люди его не подведут, не дрогнут, ибо честь превыше жизни, а честь державы – и того выше.


Ужин в кают-компании протекал в бурных дебатах. Также вспоминали Порт-Артур, «Варяга» с «Корейцем» в Чемульпо, вспоминали Казарского и бриг «Меркурий». Прислуга всю ночь дежурила у орудий. Дважды являлся на «Цесаревич» флаг-капитан князя Монтекуккули, уговаривал избежать конфликта, доказывал, что австрийская эскадра должна уйти до рассвета. Русский адмирал твердо стоял на своем. Перед рассветом, около четырех утра, как и было объявлено, австро-венгерские корабли развели пары, находясь в готовности к движению… И в это же время адмирал Маньковский выступил перед экипажем: «Господа офицеры! Гардемарины! Матросы! В этот час почитаю возможным напомнить вам о символике нашего Флага. Белый цвет означает благородство. Голубой - честь воинскую. А косой Андреевский крест говорит нам о верности «даже до смерти». Братцы! Товарищи мои! Нам выпало счастье служить под самым прекрасным на свете флагом. Так будьте достойны его!».

Так, в томительном ожидании атак превосходящего флота, прошли следующие четыре часа. И вот восемь часов утра. — На флаг и гюйс. Смирно! — раздался звонкий голос командира корабля. — Флаг и гюйс — поднять! Команда замерла на своих местах, радостно и торжественно запели горны, флаг и гюйс пошли вверх, а синие ленты Андреевского флага затрепетали на ветру. И в ту же секунду бастионы крепости громыхнули салютом русскому флагу. Салютовали русским и корабли австрийской эскадры. Все честь по чести - двадцать один! Оркестр на русском броненосце грянул медью австрийского гимна. С австрийского флагмана в ответ полились молитвенные звуки Российского. Адмирал Маньковский и российские офицеры стояли на палубе, приложив руку к фуражке, пока мимо «Цесаревича» не прошел последний австрийский корабль. — Так-то вот, юноши, — сказал адмирал офицерам и гардемаринам. — Миссия наша выполнена, и флаг наш не посрамлен, и делать нам здесь больше нечего, и на берег сходить в Фиуме мы не будем. Домой пора, в Россию. У нее же, у нашей матушки, как говаривал блаженной памяти государь-император Александр III, только двое на свете союзников — армия ее да флот. Пусть же стоит неколебимо наша держава. А флагу Андреевскому - реять над морями во веки веков!


По возвращению в Россию, 1 ноября на подходе к Кронштадту контр-адмирала Маньковского встретил командующий Балтийским флотом Николая Оттович Эссен и, спросив о том, оправданным ли был риск в Фиуме, получил короткий ответ: «Честь Андреевского флага стоит риска!»


В советской военно-морской историографии «Фиумскому инциденту» не нашлось места, и если бы не опубликованные в 1960-м в Париже воспоминания его участника Руденского Дмитрия Петровича «Что имело место в действительности», мы бы никогда не узнали правды о тех, кто отстаивал честь Андреевского флага.


А вот судьба главного героя Фиумы Николая Степановича Маньковского оказалась трагической. С началом «красного террора» он был расстрелян 10 января 1919-го в свое шестидесятилетие, как заложник и участник «Белого Движения» лишь за то, что каждое утро во дворе своего имения в древнем русском городе Ельце, поднимал Андреевский флаг, ведь для него девизом жизни было - «Честь Андреевского флага стоит риска!»


Цитата:
После полуночи русские корабли заняли позиции в устье Фиумской бухты. По силам они уступали противнику (назовем его так) более чем вдвое. До сведения Монтеккули было доведено: первое же движение любого из его кораблей считается сигналом к открытию огня, причем целью для всех русских пушек будет австрийский флагман...

Около трех на «Цесаревиче» сыграли «Большой сбор», и Маньковский сказал экипажу такие слова:

— Господа офицеры! Гардемарины! Матросы! В этот час почитаю возможным напомнить вам о символике нашего флага. Белый цвет означает благородство. Голубой — честь воинскую. А косой Андреевский крест говорит нам о верности — «даже до смерти»... Братцы! Товарищи мои! Нам выпало счастье служить под самым прекрасным на свете флагом. Так будьте достойны его! Не слабейте духом и силою врага не смущайтесь. Ибо давно было сказано — не в силе Бог, но в правде!

Ответом адмиралу было громовое «ура!». И вслед за тем корабельные горны пропели старинный, торжественно-суровый мотив боевой тревоги:

Наступил нынче час,
Когда каждый из нас
Должен честно исполнить свой долг.
Долг.
До-о-олг...

Ровно в 4 утра трубы австрийских кораблей густо задымили. Там явно готовились к съемке с якоря... По всем постам русских кораблей прошла команда: «Внимание!» Что же будет дальше?

Русские дальномеры давно уже захватили цель и цепко держат ее. В башнях уже давно зарядили орудия. Люди давно на местах. Десятки наблюдателей бдительно вглядываются: решится ли Монтеккули совершить первое движение?

В неимоверном напряжении нервов минул час, другой, третий... И вот наконец часовые стрелки на циферблатах достигли цифры «8». На кораблях той и другой стороны на разных языках звучит одна и та же команда: «Флаг — поднять!»

Участник тех событий писал: «Верхи крепости окутались дымами салюта русскому флоту; с судов эскадры Монтеккули раздался салют русскому адмиралу. Произведя его... эскадра направилась к выходу из бухты. С ее флагманского кораблях мощно неслись молитвенные звуки «Боже, царя храни»...»

Вот и вся история. Дипломаты обеих сторон ревностно постарались, чтобы ни слова о «Фиумском деле» не просочилось в газеты... И не просочилось! Зато Великий князь Николай Николаевич, прознав обо всем, изволил потрепать Маньковского по плечу и (как утверждается) сказал при этом исторические слова:

— Молодец! Вот так и надо с ними, с мерзавцами!..
К сожалению, фотографии вице-адмирала Н.Маньковского не сохранилось.



на фото группа офицеров броненосца " Цесаревич", 1911 г.

В советской военно-морской историографии «Фиумскому инциденту» не нашлось места, и если бы не опубликованные в 1960-м в Париже воспоминания его участника Руденского Дмитрия Петровича «Что имело место в действительности», мы бы никогда не узнали правды о тех, кто отстаивал честь Андреевского флага.
Мальчик Cedars на форуме  
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Alex-SW (22.01.2011), Хакан-Рус (22.01.2011), Хемуль (22.01.2011)
Старый 23.01.2011, 12:00   #53
Хакан-Рус
Заблокирован
 
Аватар для Хакан-Рус
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: Святая Русь
Сообщений: 6,421
Сказал(а) спасибо: 5,513
Поблагодарили 3,158 раз(а) в 1,830 сообщениях
Репутация: 1769
По умолчанию Атака мертвецов

Атака мертвецов

В 1915 году мир с восхищением взирал на оборону Осовца, небольшой русской крепости в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию.



Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. «В этом районе почти нет дорог, очень мало селений, отдельные дворы сообщаются между собой по речкам, каналам и узким тропам, – так описывало местность издание Наркомата обороны СССР уже в 1939-м. – Противник не найдет здесь ни дорог, ни жилья, ни закрытий, ни позиций для артиллерии».

Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914-го: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. А осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней.

Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.

Немцы подсчитали, что для принуждения к сдаче крепости с гарнизоном в тысячу человек достаточно двух таких орудий и 24 часов методичной бомбардировки: 360 снарядов, каждые четыре минуты – залп. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия, всего 17 батарей.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то – козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи – стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.



«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

6 августа 1915-го стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления». «Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».

Осовец русские войска все же оставили, но позже и по приказу командования, когда его оборона потеряла смысл. Эвакуация крепости – тоже пример героизма. Потому как вывозить все из крепости пришлось по ночам, днем шоссе на Гродно было непроходимо: его беспрестанно бомбили немецкие аэропланы. Но врагу не оставили ни патрона, ни снаряда, ни даже банки консервов. Каждое орудие тянули на лямках 30-50 артиллеристов или ополченцев. В ночь на 24 августа 1915 года русские саперы взорвали все, что уцелело от немецкого огня, и лишь несколько дней спустя немцы решились занять развалины.

http://www.rspp.su/articles/04.2010/osovec.html
Мальчик Хакан-Рус вне форума  
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Cedars (23.01.2011), Хемуль (23.01.2011)
Старый 24.01.2011, 07:22   #54
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Танк под командованием Зиновия Григорьевича Колобанова уничтожил в одном бою 22 немецких танка за три часа, а ротой тов. Колобанова было уничтожено 43 танка противника (т. н. «Войсковицкий бой»).


Зиновий Григорьевич Колобанов


Экипаж КВ-1 старшего лейтенанта З. Колобанова (в центре) у своей боевой машины. Август 1941 г. (ЦМВС)

17 августа 1941 года немцы, прорвав оборону на Лужском рубеже, начинают наступление на Гатчину и Новгород. Именно в этот день старший лейтенант Зиновий Колобанов прибывает на Кировский завод в Ленинграде и получает танк КВ-1 “Клемент Ворошилов”, только что сошедший с конвейера. А на следующий день его срочно вызвали к командиру 1-й танковой дивизии генерал-майору Баранову. Тот, показав на карте три дороги, ведущие в Гатчину (тогда город назывался Красногвардейском) со стороны Кингисеппа, Таллина, Луги и которые перекрещивались у поселка Войсковицы, приказал: “Перекрыть и стоять насмерть”. Поскольку обстановка под Ленинградом была крайне тяжелой, то слова комдива Зиновий Колобанов воспринял буквально. Он понимал, что пять танков его роты не могли противостоять стальной армаде врага в открытом бою, поэтому отдал приказ своим подчиненным зарыть машины, в каждую из которых было загружено по два комплекта бронебойных снарядов, в землю по башню. Танки лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко заняли оборону на Лужской дороге, экипажи лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря перекрыли дорогу, ведущую в Волосово, а танк самого Колобанова встал в засаду у птичника Учхоз.
...Первыми в бой — утром 19 августа — вступили танки на Лужском шоссе, затем раздались выстрелы и со стороны Волосово. Наконец вражеская техника появилась и на Мариенбургской дороге. Пропустив мотоциклистов и штабные машины, Колобанов командует: “Бронебойным — пли!” Точное попадание — и головной танк немцев вспыхивает словно свеча, еще выстрел — горит следующая за первой вторая бронемашина. Справа и слева дороги — болото. Образовалась пробка. Колобанов приказывает наводчику орудия старшему сержанту Андрею Усову перевести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно ее запереть. Когда были подожжены два замыкающих танка, противник оказался в ловушке, а его бронетехника представляла идеальную мишень.
Поначалу немцы лихорадочно палили наугад, но потом засекли-таки огневую точку Колобанова. Началась беспрецедентная танковая дуэль: один КВ против оставшихся 18 фашистских бронемашин. На советский танк обрушился град снарядов (позже на его башне насчитают 156 вмятин), экипаж задыхался от пороховых газов и глох от многочисленных ударов по броне. И все же победителем вышел именно он — на дороге горели все 22 танка немецкой колонны. К слову, выдержать в этой неравной схватке помогла и техника. Бронирование лобовых и бортовых листов корпуса и башни советского тяжелого танка КВ-1 достигало 75, а у экранированных машин 100 миллиметров. По бронированию корпуса “Клемент Ворошилов-1” образца 1941 года уступал лишь английскому “Черчиллю-I”, поэтому броню танка Колобанова не могли пробить короткоствольные 75-мм и 50-мм пушки немецких танков. КВ же был вооружен пушкой калибра 76 мм, которая с расстояния 500 метров пробивала 56-миллиметровую броню.
Уже после боя командир роты Колобанов узнал, что героически сражались и его подчиненные. Экипаж лейтенанта Сергеева уничтожил восемь немецких танков, экипаж младшего лейтенанта Евдокименко — пять. Правда, дорогой ценой — Евдокименко погиб, а трое его танкистов были ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков, который, к слову, протаранил последний, пятый, танк. Экипажи лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря в тот день сожгли по четыре вражеских танка каждый.

Подвиг экипажа Колобанова был зафиксирован в печати сразу же, в 1941 году. Сейчас специалисты по истории танков признают феноменальную результативность этого боя.
За этот уникальный бой командир 3-й танковой роты старший лейтенант Колобанов был награжден орденом Боевого Красного знамени, а командир орудия его танка старший сержант Усов – орденом Ленина.

Вопрос, почему не Золотыми Звездами Героев был отмечен этот подвиг, остается открытым до сих пор…

Более подробно об этом бое вы можете узнать здесь и здесь.
Мальчик Cedars на форуме  
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Хакан-Рус (24.01.2011), Хемуль (24.01.2011)
Старый 25.01.2011, 10:07   #55
Хемуль
S.T.A.L.K.E.R. ФОРУМА
 
Аватар для Хемуль
 
Регистрация: 02.11.2010
Адрес: Город-герой Сталинград
Сообщений: 52,756
Сказал(а) спасибо: 165,246
Поблагодарили 118,917 раз(а) в 40,833 сообщениях
Репутация: 2109
По умолчанию Алексей Макарович Смирнов

Алексей Макарович Смирнов - великий советский киноактёр, любимый многими поколениями зрителей. Большинство из нас знает и помнит его, как великолепного комедийного артиста. Даже эпизодические роли в исполнении А.Смирнова запоминались так, как-будто были главными.

Глядя на его персонажи, забываешь свои проблемы, на душе становится легко и весело. Добродушный увалень Билл из кинофильма «Вождь краснокожих», неподражаемый Кныш из «Полосатого рейса», уморительный тунеядец и выпивоха Федя из «Операции Ы» сразу превратились в любимых всей страной комедийных персонажей, а фразы, сказанные киногероями Алексея Смирнова, были моментально разобраны на цитаты. Мы порой даже не помним, откуда пошло то или иное выражение, удачная и всегда уместная шутка. «Влип, очкарик!», «Кто не работает - тот ест! Учись, студент!», «Успеем добежать до канадской границы!» - кто из нас хоть раз в жизни не произносил эти слова? Почти каждая его роль – это всего несколько минут на экране, несколько произнесённых фраз, но при этом - всегда яркий, надолго запоминающийся образ.

Да, у Алексея Смирнова мало главных ролей, но и маленькими его роли никак не назвать. Механик Макарыч из кинофильма «В бой идут одни старики» - эта роль Смирнова главная или эпизодическая? По титрам и правилам жанра – эпизодическая. Но был бы этот фильм так же правдив и пронзителен без хмурого, немного неловкого и бесконечно преданного своему командиру героя? Жест, взгляд, короткая реплика… И… веришь каждому вздоху, каждому движению, забываешь, что на экране актёр, что все происходящее – кино. И, кажется, в сотый раз ждешь, что вот сейчас Макарыч должен украдкой перекрестить отправляющегося на боевой вылет Маэстро… а вот сейчас будет «кормить сеном» дракона, нарисованного на захваченном немецком самолете… а потом плачешь вместе с героями фильма на могиле погибших девушек-пилотов. Главная! Эта роль, безусловно, главная.
И ведь мало кто знал, что Алексей Макарович Смирнов - действительно герой-фронтовик. Командовал огневым взводом в 169-м минометном полку, прошел путь от рядового до лейтенанта, был тяжело ранен. Награжден Орденами Славы - 2-й и 3-й степени, орденом Красной звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Не смотря на столь героическую судьбу, это был человек, очень не любивший говорить о войне.
Алексей Смирнов попал в войсковую разведку, неоднократно ходил в тыл врага. За мужество и героизм, проявленные на фронте, он стал кавалером ордена Славы 2-й и 3-й степени, кавалером Ордена Красной Звезды, был награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». О том, как воевал старший сержант Алексей Смирнов, говорят строки из его наградных листов:

9 апреля 1944 года в районе деревни Пилява после мощных артналётов два батальона противника при поддержке 13 танков перешли в атаку. Тов. Смирнов со взводом открыл мощный миномётный огонь по немецкой пехоте. В этом бою огнём взвода было уничтожено: 4 станковых и 2 ручных пулемёта, 110 фашистских солдат и офицеров. Контратака немцев была отбита.

20 июля 1944 года в районе высоты 283.0 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею. Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой с личным оружием. Огнём из винтовки и автоматов батарея отбила нападение немцев. На поле боя осталось 17 гитлеровцев, Смирнов лично взял в плен 7 гитлеровцев.

22 января 1945 года, несмотря на интенсивный огонь противника, со своим расчётом на себе переправил миномёт на левый берег реки Одер. Откуда огнём из миномёта уничтожил 2 пулемётные точки в деревне Эйхенрид и до 20 гитлеровцев. 36-й артполк овладел деревней и плацдармом на левом берегу реки Одер.

Однако завершить войну в Берлине Смирнову так и не удалось: во время одного из боев он был сильно контужен взрывом снаряда и после лечения в госпитале комиссован…

В жизни - стеснительный, неловкий, очень грустный и ранимый, Алексей Макарович Смирнов покорил зрителей своим блистательным актёрским талантом. Он подарил тепло и радость миллионам людей, и навсегда остался в наших сердцах.







__________________
Когда кто-то говорит вам, что русский народ – народ-урод, народ-раб, народ-дегенерат, знайте: это вопит завистливое ничтожество. Вопит от зависти к национальному достоинству русских.

Хохлы не могут быть пострадавшими, соблюдать законы и вообще иметь какое-то понятие о человеческих достоинствах просто по определению.
Мальчик Хемуль вне форума  
Пользователь сказал cпасибо:
Cedars (28.01.2011)
Старый 28.01.2011, 17:40   #56
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

ну... совсем не забытые.. но в тему

Никулин Юрий Владимирович. Уже с первых дней войны батарея Никулина открыла огонь по фашистским самолетам, которые прорывались к Ленинграду, закидывали Финский залив глубинными минами. В составе зенитной батареи Никулин воевал до весны 1943 года, дослужился до звания старшего сержанта. Затем он дважды побывал в госпитале – после воспаления легких и после контузии. После выздоровления его направили в 72-й отдельный зенитный дивизион под Колпином.

Мальчик Cedars на форуме  
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Хакан-Рус (28.01.2011), Хемуль (28.01.2011)
Старый 28.01.2011, 17:41   #57
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Владимир Абрамович Этуш. Владимира Этуша направили на курсы военных переводчиков в Ставрополь. Но на фронте он попал в стрелковый полк. Этуш сражался в горах Кабарды и Осетии, принимал участие в освобождении Ростова-на-Дону, Украины. Воевал героически, за что был награжден орденом Красной Звезды, медалями. Тогда же ему было присвоено звание лейтенанта. В 1944 г. Этуш был тяжело ранен и после госпиталя, получив вторую группу инвалидности, демобилизовался.

Мальчик Cedars на форуме  
Пользователь сказал cпасибо:
Хемуль (28.01.2011)
Старый 28.01.2011, 18:06   #58
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Владимир Павлович Басов капитан, заместитель начальника оперативного отдела 28-й отдельной артиллерийской дивизии прорыва резерва Главного командования.

Мальчик Cedars на форуме  
Старый 28.01.2011, 18:08   #59
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Анатолий Дмитриевич Папанов. первых дней войны — на фронте. Был старшим сержантом, командовал взводом зенитной артиллерии. В 1942-м тяжело ранен в ногу под Харьковом и в 21 год стал инвалидом третьей группы. Первые дни войны были для нашей армии тяжелыми и трагическими. Юные, необстрелянные призывники попали в ад. "Разве забыть, как после двух с половиной часов боя из сорока двух человек осталось тринадцать?" - вспоминал Папанов впоследствии. Об этом времени он сыграет через много-много лет одну из самых ярких и значительных своих ролей - генерала Серпилина в экранизации романа Симонова "Живые и мертвые".

Мальчик Cedars на форуме  
Пользователь сказал cпасибо:
Хемуль (05.06.2012)
Старый 28.01.2011, 18:09   #60
Cedars
Проходящий мимо
 
Аватар для Cedars
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Восточная Сибирь.
Сообщений: 82,434
Сказал(а) спасибо: 90,657
Поблагодарили 77,027 раз(а) в 39,482 сообщениях
Репутация: 2097
По умолчанию

Юрий Николаевич Озеров. Великую Отечественную войну прошёл связистом, от рядового до майора. Во время штурма Кенигсберга Юрий Озеров загадал: если останется жив, то обязательно расскажет средствами кино обо всем, что видел, о своем понимании пережитого, о великой эпохе, в которую ему довелось жить. И майор Озеров остался жив... (фильмы "Освобождение", "Битва за Москву" и др.)

Мальчик Cedars на форуме  
Пользователь сказал cпасибо:
Хемуль (05.06.2012)
Закрытая тема

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Текущее время: 05:29. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.5
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot